Мифодрама - Огороднов Л.М. Психодрама и психологическое время личности, ч.3

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск





Понедельник, 27.02.2017, 21:06
Приветствую Вас Гость | RSS
МИФОДРАМА
сайт Леонида Огороднова
Главная | Регистрация | Вход
Огороднов Л.М. Психодрама и психологическое время личности, ч.3



В завершение нашей статьи мы хотим представить отчет о полной психодраматической сессии. Надеемся, что с его помощью нам удастся продемонстрировать возможности психодрамы в работе с субъективной картиной жизненного пути. Развитие событий воспроизводится в соответствии с записями, сделанными директором сразу после сессии. В них не отмечалось то, как решались технические задачи – введение в роли, работа с сопротивлением, дублирование и пр., поэтому описание сессии выглядит несколько схематично. Курсивом набраны комментарии директора. Имена и некоторые подробности изменены.

Н.О., девушка 20-ти лет, глубоко религиозна.

Рисунок времени. На вертикально положенном листе бумаги формата А-4 изображен горный пик. Лист разделен облаками на две неравные половины. В нижней части все заретушировано карандашом, выше облаков все залито солнцем. Гора как бы тянется к солнцу, проходя через облака. В нижнем левом углу – изображение  дома и дерева (обозначены как прошлое), в самом основании горы на левом склоне – две маленькие фигурки альпинистов (настоящее), начинающих восхождение. Пространство справа от горы заштриховано. Будущее представлено вершиной горы, находящейся за облаками. Вершина горы символизирует смерть.

После проведения разогрева К.С. выбрана большим кругом с темой «Я не могу принять решение, переезжать ли мне от родителей к молодому человеку». В ходе интервью выясняется, что родители, в принципе, не возражают, но К.С. чувствует их скрытое  сопротивление, особенно со стороны матери.  С родителями об этом она никогда не говорила. Заключен договор на исследование.

Сессия началась с обсуждения рисунка. Согласно объяснению протагонистки, дерево и дом обозначают недавнее прошлое, родительский дом. В настоящее время она вместе с близким ей человеком начала восхождение в гору. Солнце – метафора спасения души. Однако гора настолько крута, что взобраться по ней «в лоб» для двух путников явно невозможно (фигурки людей очень малы в сравнении с размерами горя), уже сейчас фигурки взбираются с видимым усилием, а в дальнейшем склон становится перпендикулярным земле.

На вопрос директора, смогут ли спутники взобраться на гору, испытуемая ответила: «не знаю, это будет очень трудно». На вопрос, как они собираются покорить гору, испытуемая ответила, что вдвоем это легче, к тому же они хорошо экипированы. В ответ на попытки директора обратить внимание на противоположную сторону горы, испытуемая ответила, что «это не имеет никакого значения».

С помощью подручных средств - стола и стульев - сконструирована гора.  Выбраны вспомогательные Я на роли солнца, родительского дома и молодого человека - спутника протагонистки.

         Сцена 1.

Родительский дом (пытаясь удержать протагонистку за руку): «Тебе хорошо здесь, не уходи. Ты – «домашняя девочка», ты не сможешь жить без меня».

К.С.(в своей роли, соглашается): «Сейчас мне не хочется никуда идти…Дома хорошо…» (плачет):  «Я чувствую себя виноватой перед родителями, особенно перед матерью. На самом деле это она не  сможет жить без меня». (Мать болеет в течение долгого времени).

Вместо роли родительского дома введены роли отца и матери.

Мать: «Останься, ты нужна мне. Если ты уйдешь, а я умру, ты будешь в этом виновата».

Отец: «Останься, мне одному будет трудно с матерью».

К.С.: «Отстаньте, я хочу жить своей жизнью». Несмотря на явное разражение, протагонистка не решается начать путешествие - ее сдерживает чувство вины перед родителями. 

Протагонистке предложено войти в роль молодого человека - Виталия. 

Виталий: «Я люблю тебя, идем со мной».

К.С.: «Я хочу быть с тобой, но мне жалко родителей». 

Протагонистке предложено поменяться ролью с Солнцем. Протагонистка с трудом входит в роль, хотя раньше ей это удавалось легко.

Солнце: «Иди в гору, не оборачивайся, это твой путь.  Тебе будет очень нелегко добраться до меня, но вдвоем это будет легче».

К.С: «Мне жалко мать».

Солнце: «Ничего с ней не случится, она больна не смертельно. У тебя свой путь, у родителей – свой. Если  ты останешься, это болото засосет тебя».

К.С.: «Хватит ли мне сил»?

Солнце: «Вдвоем вам будет легче. Я буду светить вам».

К.С.: «Я ему верю, чувствую надежду».

Протагонистка говорит, что готова начать восхождение. Директор просит вспомогательное Я повторить угрозу матери. Протагонистка плачет. Директор предлагает протагонистке обойти гору и побыть на противоположном склоне горы.

К.С.: «Мне холодно и страшно». Протагонистку бьет дрожь. «Здесь нет Солнца. Мамы не видно, я совсем одна».

Д-р: «Когда эти чувства уже были в твоей жизни»?

К.С.: (рыдает) «Когда умерла бабушка».

 

         Сцена 2.

         Протагонистке 6 лет. Действие происходит в квартире. Участвуют девочка, отец, мать.

Бабушка и внучка очень любили друг друга. Бабушка  болела несколько месяцев. Девочке запрещалось играть и шуметь, она не понимала – почему. Потом бабушку увезли в больницу, через неделю она умерла. Когда родители вернулись, я играла в куклы.

Мать: «Бабушка умерла»…(Со злым лицом, едва сдерживая слезы)…«Ты можешь хоть минуту посидеть споскойно»? A parte: «Это ты виновата в том, что она умерла. Ты шумела, когда она болела, значит, ты не любила ее».

К.С.: «Я чувствую, как в груди становится пусто и холодно. Хочется заплакать и подбежать к маме, но я боюсь, что она оттолкнет меня. Хочется сказать: «Неправда, я очень любила бабушку».

Введены вспомогательные Я на роли потребности в утешении и страха отвержения.

Потребность в утешении (Обнимая и мягко подталкивая протагонистку к матери): «Подойди к маме, скажи ей о том, как тебе больно».

Страх: (встает между протагонисткой и матерью) «Ничего ей не говори, она не станет тебе помогать, она считает тебя виноватой. Если ты подойдешь, а она оттолкнет тебя, тебе будет еще больнее».

Оба чувства действуют и говорят одновременно.

Д-р: «Что ты делаешь»?

К.С.: «Протестую»…(обращаясь к матери): «Это неправда, я очень любила бабушку». A parte: «Мне плохо, мама, помоги мне».

Мать: (молчит, a parte:) «Я не могу тебе помочь, мне сейчас не до тебя».

К.С.: «Я хочу обратиться к отцу за помощью…Папа, скажи ей, ты же знаешь, как я любила бабушку».

Отец: «Посиди в своей комнате».

Действие переходит в комнату протагонистки.

К.С. (сидит на кровати, не зажигая света): «Я чувствую пустоту и  холод в груди».

Введена роль  холода.

Холод: «Ты осталась одна, так тебе и надо, ты сама в этом виновата. Мама и папа тебя больше не любят и никогда не полюбят».

Д-р: «Что ты будешь делать»?

К.С.: «Ничего. Я плачу, но легче не становится».

Д-р: «Посмотри эту сцену из зеркала. Что происходит»?

К.С. (из зеркала): «Маме самой нужна помощь, она боится моих слез. Отец ей помочь не сможет. Он хочет ей помочь, но не умеет. Им обоим не до меня».

Д-р: «Кто может помочь девочке»?

К.С.: «Бабушка».

Введено вспомогательное Я на роль бабушки.

Бабушка (включает в комнате свет, обнимает протагонистку): «Люди умирают от старости и от болезней, хотим мы этого или нет…Ты не виновата в моей смерти…Ты совсем не мешала мне своими играми…ты сама знаешь, что я тебя очень любила…я хочу, чтобы ты помнила об этом, чтобы моя любовь оставалась с тобой теперь, когда меня нет…на самом деле родители любят тебя, и мама, и папа…сейчас маме очень плохо, она не может тебя приласкать потому что ей самой очень плохо…но она сумеет перетерпеть, и все будет по-прежнему…Давай поиграем в куклы… Это будет мама, это – папа, это – я…»

К.С. плачет, обнимает бабушку. В процессе игры  протагонистка выражает свои чувства к матери, к отцу.

 

Сцена 3.

 

Протагонистка возвращается в первую сцену, ей предлагается обратиться к каждому персонажу.

К матери: «Я знаю, ты боишься, что потеряешь меня, если я буду жить у Виталия. Это не так Я люблю тебя, и я хочу жить самостоятельно. Думаю, у меня получиться жить самостоятельно, и я уверена, что вы с папой поможете мне».

К отцу: «Мама – это твоя жена. Я не хочу и не буду брать на себя ответственность за ваши отношения».

К Виталию: «Я тебя люблю».

К Солнцу: «Я буду знать, что ты есть и на этой стороне горы. Даже если тебя не видно».

Анализ драмы показывает, что в субъективной картине жизненного пути прошлое представлено родительским домом, будущее – тяготами и испытаниями самостоятельной жизни. Отдаленное будущее – смертью (вершина горы) и раем (Солнце). Разогрев актуализировал тему смерти, хотя внимание протагонистки сосредоточено на настоящем – на выборе: уходить или оставаться. Фактически, в такой СКЖП связь между прошлым и будущим обеспечивается бессознательным убеждением: «уйти из родительского дома – значит отправиться к смерти», но эта связь не очевидна ни для протагонистки, ни для директора. Подсказкой для директора послужил один из элементов рисунка -  заштрихованное пространство в нижней правой части, о котором К.С. не захотела ничего сказать.

Выведение на сцену Родительского дома (а затем – отца и матери), Виталия и Солнца конкретизировало субъективную картину жизненного пути. Появляются связки «ты не сможешь жить без нас», «если ты уйдешь, я умру», «если останешься – тебя засосет болото». При этом «зов» будущего оказывается сильнее чувства вины благодаря тому, что дает  надежду на помощь.

На противоположном склоне горы проявился самый сильный страх – остаться без родителей и без помощи Солнца. Этот страх уходил корнями в прошлое. Вторая сцена дала ответ на вопрос: «за что может быть такое наказание?» - за действия, повлекшие за собой смерть любимого человека. В СКЖП появляются связки, относящиеся к далекому прошлому: «бабушка умерла потому, что я шумела», «маме плохо потому, что я шумела», «родители никогда больше не будут меня любить». Общая картина жизненного пути выглядит теперь следующим образом: «я убила бабушку, я собираюсь убить маму, за это я останусь без поддержки Родительского дома и Солнца (предатель и убийца не может надеяться на спасение души после смерти)».

Введение ресурсной фигуры бабушки изменяет связи между событиями.  Причинно-следственная связь «ты шумела-я умерла» снимается, вследствие чего аннулируется обвинение в убийстве. Структурно подобное событие - уход из родительского дома также перестает быть причиной смерти матери. Вернее, вместо ухода из родительского дома в СКЖП появляется новое событие – попытка жить самостоятельно, с опорой на помощь родителей. В результате Родительский дом перестает быть болотом, и надежда на помощь Солнца становится реальной.

В структуре психологического времени протагонистки явно присутствует цикличность, отображенная на рисунке.





На окружности и в секторах отражены события и эмоциональные переживания, связанные с темой протагонистки.  Принятие решения уйти (требования Солнца) актуализирует вину перед родителями и напоминает об их угрозах (останешься одна, будешь виновата в смерти матери). Страх перед этими угрозами приводит к принятию требований родителей (остаться). Однако вина перед Солнцем за несдержанное обещание приводит к актуализации угроз Солнца (засосет болото, погубишь душу). Помучившись соответствующими страхами, протагонистка вновь приходит к решению идти. И так далее.

Эти переживания организуются двумя осями – осью собственных желаний (любовь к родителям и стремление к самостоятельности, связанное с любовью к Виталию), и осью долженствования.

Если бы не было долженствования, стремление к независимости и любовь к родителям могли бы мирно сосуществовать. Однако долженствование есть, и они становятся взаимоисключающими. В тот момент, когда влечение к «спасению души» минимально, а любовь к родителям максимальна, актуализируется долженствование – угрозы родителей («Я вас люблю» - «Ты должна нас любить (= остаться), вне родительского дома ты не выживешь и будешь виновата в смерти матери»). В момент принятия решения остаться желание остаться -  на нуле, а соответствующее долженствование – в пике.

Точно так же угрозы Солнца становятся слышны тогда, когда стремление к самостоятельности максимально («Я люблю Виталия и хочу попробовать жить с ним» - «Если ты этого не сделаешь, твою душу погубит болото родительского дома»). Когда принимается решение уйти уже нет желания идти.

Что касается оси долженствования, то долг перед родителями и долг перед Солнцем начинает уменьшаться в тот момент, когда принимается соответствующее решение – остаться или уйти. Решение проблемной ситуации заключалось в ослаблении долженствования как в отношении Родительского дома, так и в отношении Солнца.

В завершение статьи вкратце подведем итоги сказанного.

Психодрама, с нашей точки зрения, является уникальным инструментом психодиагностики  субъективной картины жизненного пути. Во-первых, она позволяет исследователю «оживить» СКЖП, сделать ее действительно динамичной. Во-вторых, применение психодрамы позволяет изучить «связь времен», прошлое, настоящее и будущее в их единстве. В-третьих, психодрама позволяет изучать не только сознательное, но и бессознательное содержание субъективной картины жизненного пути, что дает возможность сформировать более адекватный список событий и выявлять более широкий спектр связей, существующих между событиями.

В свою очередь, психодраматист, использующий в работе концепцию психологического времени, получает в свои руки ряд ценных терапевтических инструментов. Во-первых, он может строить и уточнять терапевтические гипотезы относительно проблемной ситуации клиента с учетом длительной временной перспективы. Во-вторых, у него появляется возможность целенаправленно воздействовать на структуру субъективной картины жизненного пути клиента. Наконец, терапевт может выявлять и корректировать дисфункциональную цикличность психологического времени клиента.

    

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Августин А. “Исповедь”, М., 1991.

Берн Э. “Люди, которые играют в игры ”, М.,1993.

Василюк Ф.Е., “Психология переживания” М., 1984.

Головаха Е.И., Кроник А.А. “Психологическое время личности”, Киев, 1984.

Киппер Д. “Клинические ролевые игры и психодрама”, М., 1993.

Кроник А.А. “Субъективная картина жизненного пути как предмет психологического исследования”// в сб. “Психология личности и образ жизни”, М., 1987.

Мамардашвили М.К. «Психологическая топология пути», С-Пб,1997

Моисеева Н.И. “Время в нас и время вне нас”, Л., 1991.

Морено Дж.Л. «Психодрама», М.,2001.

Перлз Ф. “Гештальт-подход и свидетель терапии”, М., 1996.

Перлз Ф. “Опыты психологии самопознания”, М., 1993.

Успенский П.Я. “Tertium organum”, С-Пб., 1992.

Фрейд З. “Я и Оно”, в 2-х тт. М., 1992.

Хомик В.С. “Психотерапия, ориентированная на реконструкцию будущего” // в сб. “Lifeline и другие”, М.,1993.

 

 

 


Copyright Леонид Огороднов © 2017