Мифодрама - Социометрия ролей

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск





Воскресенье, 26.02.2017, 01:38
Приветствую Вас Гость | RSS
МИФОДРАМА
сайт Леонида Огороднова
Главная | Регистрация | Вход
Социометрия ролей


ЛЕОНИД ОГОРОДНОВ

 

Социометрический ролевой анализ мифодраматического цикла «Путешествие по мирам скандинавской мифологии:

обретение целостности».

 

Поскольку народ не понимает того, что я в последнее время делаю в сообществе «Скандинавская мифодрама» постараюсь внятно описать это своими словами.

Участникам группы, прошедшим весь цикл от начала до конца (со мной – 6 человек) был предложен социометрический опросник. Каждый опрашиваемый должен был решить годится ли тот или иной участник группы на ту или иную роль в конкретной мифодраме. Роли в данном случае были взяты в качестве социометрических критериев. Количество выборов на ту или иную роль было не ограничено, но первый выбор (кто больше всех подходит на эту роль) нужно было обозначить.

Инструкция (на примере мифодрамы "Мед Позии") выглядела так:

Кого бы ты выбрал(а) на роль (на каждую роль можно выбрать несколько человек, но первый выбор отметь жирным шрифтом):

 

·        Квасир, самый мудрый из людей, способен ответить на любой вопрос
·        Карл (1) - убийца Квасира, из его крови делающий Мед Поэзии
·        Карл (2) - убийца великана и его жены
·        Суттунг, великан, получающий Мед в качестве виры за убитых родителей
·        Гуннлёд, его дочь, охраняющая Мед
·        Один, похищающий Мед Поэзии у великанов
 

 

Квасир

Карл (1)

Карл (2)

Суттунг

Гуннлёд

Один

Леонид

 

 

 

 

 

 

Эльвира

 

 

 

 

 

 

Галина

 

 

 

 

 

 

Эмиль

 

 

 

 

 

 

Лиля

 

 

 

 

 

 

Елена

 

 

 

 

 

 

 

Весь цикл был разбит на отдельные темы, соответствующие проведенным мифодрамам, а именно:

  • Общий выбор на роли Одина, Тора и Локи
  • Общий выбор по девяти мирам Мирового Древа


Выбор участников на роли в мифодрамах:

Мифодраматическая техника «Миры скандинавской мифологии»: освоение пространства 

  • Мифодрама «Рождение миров»: установление порядка
  • Мифодрама «Мировое Древо. Жертвоприношения Одина»: приобретение знания
  • Мифодрама «Локи и волосы Сив»: обретение контроля

  • Мифодрама «Война асов и ванов»: установление границ
  • Мифодрама «Мед Поэзии»: восхождение к творчеству  
  • Мифодрама «Похищение Идунн»: отношение к времени жизни
  • Мифодрама «Путешествие Тора и Локи в Утгард»: осознание ограничений
  • Мифодрама «Смерть Бальдра»: принятие потери
  • Мифодрама «Рагнарёк. Обновление мира»: переоценка ценностей 

Анализ выборов позволяет выявить: 

1.     Ролевой набор каждого участника
2.     Социометрическую структуру группы
3.     Содержательное наполнение цикла в данной конкретной группе
По пунктам 2 и 3 результаты я еще не обобщил, ограничусь пока представлением группы о ролях ее участников.

Внимание! Все, что сказано об анализе ролей ниже представляет собой примеры анализа первичного материала. Этот материал ни в коем случае не является окончательным «диагнозом», он нужен только для того, чтобы обозначить направление работы. В реальной ситуации мифодраматической психотерапии этот материал необходимо обсуждать и разыгрывать с участником и группой.

При анализе ролей учитывались:


1.     Выбор группой на роли (на какие роли человек выбран)
 
Теоретически, участник может быть выбран на все роли. Например, в мифодраме «Мёд Поэзии», в соответствии с сюжетом, были предложены следующий роли:

 

·        Квасир, самый мудрый из людей, способный ответить на любой вопрос
·        Карл (1) - убийца Квасира, из его крови делающий Мед Поэзии
·        Карл (2) - убийца великана и его жены, заявившихся к нему в гости 
 ·        Суттунг, великан, получающий Мед в качестве виры за убитых родителей
·        Гуннлёд, его дочь, охраняющая Мед
·        Один, похищающий Мед Поэзии у великанов
 
Если участник А. выбран на все роли, то это может означать, что группа видит его в качестве «олицетворения» данного сюжета, это «его миф», его сценарий. Однако в действительности такого не случается – человека выбирают на отдельные роли, что и дает нам пищу для интерпретаций. Например, если наш участник А. выбран на роли Квасира и Карла (1), то это будет означать, что группа либо отмечает у него наличие соответствующего конфликта, либо предполагает развитую способность адаптироваться в данной ситуации. (О «ситуации» см. пункт 3 и 4). 

Наличие в арсенале человека той или иной роли в данном исследовании признавалось, если способность данного участника сыграть эту роль отмечали не менее трех из пяти участников группы (коэффициент 0.60 и выше). Роль тем выраженнее, чем больше людей отдали участнику свой первый выбор.


2.     Общий набор ролей в данной мифологической ситуации

 

Поскольку для каждой мифологической ситуации набор ролей ограничен, то наряду с тем, на какие роли выбран человек, необходимо обращать внимание, на какие роли группа его не выбирает. Эти роли могут оказаться дефицитарными или ресурсными в ролевом наборе этого человека, а в контексте психотерапии  эти роли могут подсказать мифодраматисту и участнику группы направление движения. Например, выбор на роль Квасира без выбора на роль Карла (1) указывает на то, что ролевой конфликт, соответствующий этой паре, не разрешен. (См. пункт 3 и 4).

 

3.  Мифологический контекст данной ситуации 

Мифодраматические роли не существуют в отрыве от контекста, заданного сюжетом мифа. В приведенном примере Карл (1) и Карл (2) – этот один и тот же персонаж, но разные роли. Карл (1) убивает Квасира ради того, чтобы присвоить его мудрость, Карл (2) убивает двух гостивших у него великанов без видимой причины. Понятно, что в ролевом анализе необходимо избегать спутанности ролей. К сожалению, уже после обработки результатов я обнаружил, что допустил несколько подобных ошибок, что привело к размыванию роли.

Сюжет большинства мифов цикла состоит из нескольких эпизодов (а некоторые мифы, например, «Смерть Бальдра», имеют несколько сюжетных линий), что так же необходимо учитывать при анализе ролей. Так, миф о Мёде Поэзии состоит из следующих эпизодов (в мифодраме - сцен):  

·        Квасир, наделенный мудростью богов, способен ответить на любой вопрос;
·        Карл (1) убивает Квасира и из его крови изготавливает Мёд Поэзии;
·        Карл (2) убивает родителей великана Суттунга и в качестве выкупа за свою жизнь отдает Мёд Поэзии;
·        Мёд хранится у Суттунга под охраной его дочери Гуннлёд. Верховный бог пантеона Один соблазняет Гуннлёд и похищает Мёд Поэзии.

Интуитивно понятно, что в контексте мифа сочетания ролей Квасир-Карл(1), Карл(2)-Суттунг, Гуннлёд-Один относятся к разным эпизодам и интерпретировать их нужно с учетом этого. 

Другие сочетания могут иметь смысл, а могут его и не иметь (или, по крайней мере, этот смысл не очевиден в контексте мифа). Так, выбор участника на роли Одина и Суттунга подчеркивает их конфликт вокруг Мёда, а сочетание Суттунг – Гуннлёд выводит нас на отношения между отцом и взрослой дочерью. В то же время сочетание ролей Квасир – Суттунг не имеет очевидного мифологического смысла (хотя может иметь психологический смысл для участника), поскольку эти роли относятся к разным эпизодам. Интерпретировать их следует либо по отдельности, либо как части неполных ролевых сочетаний.   

  

4.   Психологический контекст данной ситуации

 

Психологический смысл мифа зависит от его интерпретации.  Интерпретация складывается из того содержания, которым наполняют сюжет мифа участники группы и смысла, который вкладывает в него ведущий. Относительно последней составляющей замечу что, по моему убеждению, интерпретация ведущим мифа всегда присутствует на мифодраме, а степень этого влияния зависит от структурированности действия. Вместо того, чтобы отрицать этот факт, я его учитываю, и использую как дополнительный инструмент психотерапии. Избежать произвола интерпретации позволяет чувствительность ведущего к групповой и индивидуальной динамике.

Мое видение смысла каждой мифодрамы изложено в моей книге «Скандинавская мифодрама». Интерпретация мифа присутствует в цикле уже в самом названии мифодрамы и цикла в целом. Так, мифодрама, основанная на мифе, используемом здесь в качестве примера, называется «Мёд Поэзии: восхождение к творчеству».     

С моей точки зрения, миф о Мёде Поэзии описывает стадии раскрытия способности к творчеству и подводные камни («блоки спонтанности»), которые подстерегают человека на этом пути. Сцены, на которые разбита мифодрама, соответствуют описанным стадиям. Эта логика неизбежно сказывается при социометрическом выборе людей на роли.

Соответственно, в эпизоде с убийством Квасира, описывающим стадию интериоризации инструментов творчества, Квасир предстает как резонер, носитель непереваренной информации, а Карл (1), изготавливающий из его крови Мёд Поэзии, «приводящий дух в движение» – как субъект, присваивающий способность к активному преобразованию окружающего мира. Выбор одного и того же человека на обе эти роли предполагает присутствие у данного участника полного ролевого кластера, характерного для данной мифологической и психологической ситуации. Это можно интерпретировать двояко: и как наличие актуального, неразрешенного конфликта между самостоятельным творчеством и склонностью к опоре на авторитеты; и, наоборот, как зрелость ролей, способность с легкостью находить решение в соответствующих жизненных ситуациях. Точности интерпретации можно достичь только в реальной мифодраматической работе.

Отсутствие одной или нескольких ролей в ролевом кластере однозначно свидетельствует о наличии внутреннего конфликта, а заодно и подсказывает пути его разрешения. Так, в ролевой паре Один - Гуннлёд  Один, чтобы добыть Мёд, проводит с Гуннлёд трое суток, проходя сам и проводя для Гуннлёд инициацию (если бы мы были юнгианцами, то здесь обязательно вспомнили бы об архетипах Анимы и Анимуса). Если обе эти роли присутствуют в выборе группы, то можно предположить, что человек либо прошел, либо проходит такую инициацию. Если же одна из ролей отсутствует, например, роль Одина, то остается одинокая Гуннлёд, заточенная отцом стеречь источник творчества, которым она не может воспользоваться. При отсутствии Гуннлёд мы, соответственно, получаем Одина в роли вора, который крадет Мёд, ничего не давая взамен. Такой Один, в отличие от мифологического, не способен превратиться из змеи в орла.

Говоря о психологическом содержании социометрического выбора участника на тут или иную роль, мне хочется сказать несколько слов о работе группы. Любая роль, сколь бы четко ни была она прописана в опроснике, неоднозначна. Даже если участники группы прошли соответствующую мифодраму, как в случае нашего исследования, их понимание роли неоднозначно тоже. Выбирая участника А. на роль Одина, один из участников может иметь в виду Одина-соблазнителя, другой – Одина-любовника, третий – Одина-вора, четвертый – Одина-предателя, и т.д. Все эти выборы имеют право на существование, хотя бы потому, что Один как персонаж мифа заключает в себе все эти качества. Неоднозначности роли не стоит пугаться, но ее значение необходимо уточнять на группе. Этой возможностью живая социометрия, основа психодраматического метода, отличается от сухой, мертвой, бумажной социометрии.                  

  

 


Copyright Леонид Огороднов © 2017