Мифодрама - Глава 5

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск





Суббота, 25.03.2017, 16:27
Приветствую Вас Гость | RSS
МИФОДРАМА
сайт Леонида Огороднова
Главная | Регистрация | Вход
Глава 5


Глава 5

Мифодрама "Война асов и ванов":

установление границ

Сюжет о войне асов и ванов явился первым сюжетом скандинавского цикла, инсценированным мною методами мифодрамы. Это произошло летом 2004 года в рамках международной конференции «Морено-фестиваль», мифодраматическое действие состоялось в музее-заповеднике Танаис близ города Ростова-на-Дону. Моим соведущим была мой друг и коллега Кристина Щурова. Хотя с тех пор я проводил эту мифодраму полтора десятка раз, я все же решил положить в основу этой главы нашу совместную статью о той первой мифодраме,  дополнив ее примерами, взятыми из других групп. Этим объясняется смена местоимения «я» на местоимение «мы» и изменение обычной для этой книги структуры главы.

Содержание мифа.

Выбор мифологического сюжета для мастерской в рамках Морено-фестиваля 2004 был произведен просто. Поскольку  скандинавы полагали, что мир, населенный одной из рас богов, ванами, располагается в Танаисе, мы решили провести там мифодраму на сюжет войны между асами и ванами.  («С севера с гор, что за пределами заселенных мест, течет по Швеции река, правильное название которой Танаис... Она впадает в Черное море. Местность у ее устья называлась тогда Страной Ванов, или Жилищем Ванов». Снорри Стурлуссон, «Круг Земной», «Сага об Инглингах»). Выбор сюжета оказался актуален и с точки зрения темы Фестиваля: «Межкультурный диалог против межкультурной розни».

При разработке плана мифодрамы мы опирались на текст «Старшей Эдды» и «Круга Земного» Снорри Стурлуссона. Вот как излагает причину конфликта «Старшая Эдда»:

Помнит войну она
первую в мире:
Гулльвейг погибла,
пронзенная копьями,
жгло ее пламя
в чертоге Одина,
трижды сожгли ее,
трижды рожденную,
и все же она
доселе живет.

Хейд ее называли,
в домах встречая
вещей колдуньей
творила волшбу
жезлом колдовским;
умы покорялись
ее чародейству
злым женам на радость.

Здесь речь идет о том, что среди асов, богов неба, появляется колдунья. Ее имя, Гулльвейг, означает «Жажда золота». Она послана ванами смущать умы богов и людей. Ваны – это боги земли, плодородия, богатства, сексуальности. Ваны – более древняя раса богов и их распрю с асами можно понимать  как борьбу за территорию и за влияние на умы людей. Асы пытались убить Гулльвейг, сжигали и пронзали копьями, но она трижды восставала – жажду золота не так просто уничтожить.

Появление Гулльвейг под именем Хейд и ее волшбу мы понимаем как проявление сексуальных, в том числе инцестуозных инстинктов. Дело в том, что магия ванов, по мнению многих исследователей, была основана на сексуальных ритуалах. Что касается инцестуозных связей, в «Саге об Инглингах» читаем:

«Когда Ньёрд был у ванов, он был женат на своей сестре, ибо такой был там обычай. Их детьми были Фрейр и Фрейя. А у асов был запрещен брак с такими близкими родичами».

В «Перебранке Локи» («Старшая Эдда») Локи также обвиняет Фрейю в связи с Фрейром.

 Эту ипостась искушения мы назвали «Похоть»

Далее сюжет развивается так:

Тогда сели боги
на троны могущества
и совещаться
стали священные:
стерпят ли асы
обиду без выкупа
иль боги в отмщенье
выкуп возьмут.

Консолидированного решения принято не было, и тогда

В войско метнул
Один копье,
это тоже свершилось
в дни первой войны;
рухнули стены
крепости асов,
ваны в битве
врагов побеждали.

Снорри Стурлуссон в «Круге Земном» описывает эти события несколько иначе:

«Один пошел войной против ванов, но они не были застигнуты врасплох и защищали свою страну, и победа была то за асами, то за ванами. Они разоряли и опустошали страны друг друга. И когда это и тем и другим надоело, они назначили встречу для примиренья, заключили мир и обменялись заложниками. Ваны дали своих лучших людей, Ньёрда Богатого и сына его Фрейра, асы же дали в обмен того, кто звался Хёниром, и сказали, что из него будет хороший вождь. Он был большого роста и очень красив. Вместе с ним асы послали того, кто звался Мимиром, очень мудрого человека» (Снорри Стурлуссон, «Круг Земной», «Сага об Инглингах»).

По другой версии, в знак примирения от ванов в Асгард отправился только Ньёрд, а Фрейя и Фрейр родились уже в Асгарде от великанши Скади. Мы решили, что в нашей мифодраме представителями ванов будут Ньёрд и Фрейя.

Ньёрд в «Младшей Эдде» («Видение Гюльви») описан так:

«Имя третьего аса - Ньёрд. Он живет на небе, в том месте, что зовется Ноатун. («Корабельный двор»). Он управляет движением ветров и усмиряет огонь и воды. Его нужно призывать в морских странствиях и промышляя морского меря и рыбу. Столько у него богатств, что он может наделить землями и всяким добром любого, кто будет просить его об этом».  

Фрейя – богиня любви, плодородия, деторождения, женской сексуальности. Выбрать ее на роль второго представителя ванов в Асгарде мы решили потому, что нам показалось логичным преобразование Похоти в Любовь.

Инсценизация мифа и его психотерапевтическое применение.

Технически инсценизация мифа была осуществлена следующим образом.

Участникам группы вкратце был рассказан сюжет, затем было предложено выбрать для себя, кем они хотят быть – асами или ванами. Затем группа разделилась – асы отправились в Асгард, ваны – в Ванахейм. Присутствие двух ведущих дало возможность управлять процессами в каждой из групп. [Позднейшее дополнение: использование двух ведущих предпочтительнее. В тех случаях, когда это невозможно, директору необходимо контролировать процесс обсуждения заданных тем в обеих группах. При работе двух директоров желательно, чтобы они не обменивались между собой информацией о содержании обсуждения].

В соответствующих мирах произошло обсуждение на тему: «Какие мы; что в нас ценного; что мы можем дать людям?». Это нужно для того, чтобы вывить ценности каждой из групп, сформировать группы. Обычно на этом этапе выявляются лидеры и распределяются роли. 

Затем в группе ванов были выбраны участники на роль «Похоти» и «Жажды золота». Они отправились в Асгард соблазнять асов. Остальные ваны наблюдали за происходящим, не пересекая условной границы. [Позднейшее дополнение: в процессе обсуждения ваны должны договориться о том, на что они хотят спровоцироавать асов – такова дополнительная инструкция ванам. Похоть и Жажда Золота должны действовать с учетом этой договоренности. Остальные участники не пересекают условной границы между мирами, но могут дублировать своих представителей].

Сцена сожжения была сыграна следующим образом: асы обращались к посланцам ванов со словами: «Я убиваю тебя за то, что...». Посланцы отвечали: «Твои слова не убивают меня потому, что...».

Затем асы и ваны вновь разошлись по своим мирам обсуждать тему «Какие они?». Здесь важно выявить обоюдные проекции, возникшие после первого столкновения, определить враждебные ценности, с которыми предстоит бороться и от которых необходимо защищать людей.

Потом началась война. Из асов было выбрано «Копье Одина», манифестировавшее требования асов. Началась словесная перепалка, продолжавшаяся 20 минут. [Позднейший комментарий. После мифодрамы одна из участниц заметила директорам, что в этот момент ей очень хотелось поменяться с противником ролями. Как я убедился в дальнейшем, групповой обмен ролями здесь совершенно необходим, поскольку он и только он позволяет участникам интегрировать психологические свойства асов и ванов, что, в конечном счете, и является главной целью мифодрамы. Хочу выразить Даше Цыбульской благодарность за эту подсказку].

После того, как стало ясно, что победителя в войне не будет (то есть противники исчерпали аргументы, ни в чем не убедив друг друга, и энергия стала падать), асы и ваны разошлись по своим мирам на третье обсуждение. Темы – «чем мы готовы поступиться, чтобы жить с ними в мире; что мы готовы взять от них; что мы готовы дать им».

Дальше состоялась сцена переговоров. После обмена представителями, которые в дальнейшем будут следить за соблюдением договора, участники сняли с себя роли богов и отправились в Мидгард – мир людей, где выслушали волю богов.

В целом, мифодрама прошла весьма энергично. Ванов оказалось больше, чем асов. Примечательно, что Ванахейм мы (директоры) расположили в месте, где в греческом городе располагался ритуальный бассейн, а Асгард – в месте, где находилась урна, куда жители клали петиции, обращенные к властям.

То, что происходило на первом обсуждении в Асгарде «Какие мы?», можно назвать выработкой законов, направленных на структурирование хаоса. В первую очередь предлагалось ввести правовые нормы взаимоотношений между людьми, в том числе исключение инцестуозных связей. Горячо обсуждалась тема управления – как богам управлять людьми. Говорилось о необходимости создания армии с иерархической структурой.

Лейтмотивом первого обсуждения в Ванахейме была спонтанность и раскрепощенность ванов. «Похоти» и «Жажде золота» ваны дали задание соблазнить асов. Вызвавшиеся на эти роли участники продемонстрировали высокую спонтанность. Обе (это были две женщины) вовлекли асов в танец. Их аргументация состояла в том, что золото и секс дают свободу. Однако результаты их действий были разными – «Похоти» удалось увлечь одного из асов в стан ванов, где он и остался. А вот «Жажда золота» была принята асами очень тепло и едва сама не осталась в Асгарде.  «Жажду золота» никто не хотел убивать, мотивируя тем, что она поможет создать армию. Наконец, одна из участниц вызвалась убить «Жажду золота». Смысл ее обвинений состоял в том, что «Жажда золота» «вносит расстройство в ряды асов». Она возражала: «золото дает свободу». В целом, в этот момент несколько спутались понятия «золота» и «жажды золота», что привело к ослаблению позиции персонажа. «Похоть» асы убивали охотнее как ведущую к моральному разложению. 

Второе обсуждение было на тему «какие они?». Асы между собой упрекали ванов в распущенности и неуправляемости. Звучали обвинения в том, что они понимают мир и ведут себя как дети, в то время как они старше.

С точки зрения ванов, асы оказались безжизненными роботами, лишенными жизненных соков и подавляющими людей своим морализаторством.

«Война», как мы уже говорили, продолжалась 20 минут. Взаимная перепалка на этические темы была весьма интенсивна. Была предпринята попытка разграничить сферы влияния. Асы предложили ванам оставить их в покое, при условии, что ваны не будут появляться в Асгарде и среди людей. Для обеспечения безопасности было предложено построить стену. (Это примечательно, поскольку, согласно тексту, асы действительно после войны строят стену вокруг Асгарда, но об этом ничего не говорилось участникам мифодрамы). Ваны готовы были принять предложение асов, но поняв, что стена не позволит им влиять на людей, ваны с возмущением его отвергли.

Третье обсуждение было наиболее заряжено полемической энергией.

-         «Они просто не понимают…Им просто нужно объяснить! Им не хватает мудрости!!! Их идеи не так плохи, но им не хватает нашего знания!!!» - наперебой кричали представители Асгарда. «А нам не хватает их спонтанности, без нее нам тесно».

В результате бурной дискуссии асы решили направить в Ванахейм наиболее мудрого из них. Взамен они хотели получить часть спонтанности и  сексуальности ванов. Когда директор прорезюмировала предложение асов обменять мудрейшего из них на олицетворение  сексуальности и спонтанности, напомнив участникам содержание мифа (обмен Мимира, мудрейшего из асов на Фрейю, символ женской сексуальности, а также переселение в Асгард покровителя мореплавания, Ньёрда), группа очередной раз воспела хвалу пресловутому психодраматическому теле.

Кроме того, асы, учитывая чрезмерную спонтанность ванов, опасались за соблюдение договора со стороны своих соседей и настаивали на постоянном присутствии в Ванахейме «того, кто смотрит за соблюдением договора».

Хотелось бы отметить, что, предлагая сюжет мифа, директоры спорили о роли Хёнира, который не мог принять решения на тинге, если рядом с ним не было мудрого Мимира. В этой группе Хёнир  выступил в роли контролера, почему бы и нет?

Интересно и то, что при обсуждении, асы беспокоились о безопасности тех, кто уйдет к ванам. В мифе один из «заложников» (Мимир) был убит ванами, но об этом участникам также не сообщалось.

В это время ваны  возмущались беспардонностью асов. Затем перешли к обсуждению послания, которое должна нести Фрейя. Решили отказаться от пропаганды инцестуозных связей. Фрейя должна была манифестировать женскую сексуальность, раскрепощенность, жизненную энергию. Вспомнили, что у греческих воинов был обычай перед битвой причащаться к груди обнаженной женской статуи. Участница, выбранная на роль Фрейи, с энтузиазмом согласилась причастить мужчин-асов (от обнажения, правда, отказались, сославшись на туристов…)

Определить функции Ньёрда оказалось сложнее. Некоторое время участники не могли понять «специализацию» этого бога. Наконец, решили, что Ньёрд – это покровитель стихии, в первую очередь, водной. Его представительство у асов должно означать способность использовать обузданную энергию стихии, а кроме того – мысль о том, что богатство хорошо, но в стремлении его приобрести должна быть мера. Вспомнили, что одним из символов обузданной стихии является корабль, так родилась обобщающая метафора – корабль с фигурой обнаженной женщины на носу.

Переговоры прошли гладко, была видна готовность жить в мире. Асы причастились «Женственности» и приняли в дар «Обузданную энергию» и плодородие. Ваны получили «Мудрость» и «Контроль».   В конце сцены асы и ваны спонтанно смешались между собой.

После объявления людям воли богов начался шеринг. Из-за нехватки времени он был сильно сокращен, что привело к тому, что участники потом в течение нескольких дней подходили к директорам и делились своими переживаниями.

Нужно отметить, что мифодраму «Война асов и ванов» можно модифицировать в зависимости от терапевтических целей. Например, введение на роль посланника в Асгард Фрейра вместо Фрейи позволит сместить акцент на мужскую сексуальность.

Еще одним изменением, которое можно внести в мифодраматическое действие, является более четкое задание ролей асов. Можно ввести Одина, Тора, Локи, Фригг и других богов и богинь и узнавать их отношение к происходящему. Это позволит дифференцировать сознательные ценности и извлечь больше информации о противостоянии асов и ванов.

Для обеспечения лучшего понимания участниками смысла войны, можно продолжить сюжет. Согласно мифу, после примирения асы и ваны, в знак мира, плевали в общий котел. (Это необязательно делать столь малоаппетитно, можно, чтобы каждый участник просто что-то положил в котел). Из котла рождается «самый мудрый из людей» по имени Квасир. [Комментарий. Именно таким образом я в дальнейшем и заканчивал эту мифодраму. После того, как каждый из участников что-то положил в котел, его содержимое тщательно перемешивается,  асы и ваны снимают роли и уже в качестве участников группы берут из котла то, что им пригодится в жизни. Это не обязательно должно быть что-то из того, что в котел положили раньше. Класть в котел можно как абстрактные качества (например, «раскрепощенность»), так и символизирующие их предметы. Второй вариант интереснее, поскольку дает возможность для дополнительных интерпретаций. Так, например, однажды в качестве «раскрепощенности» одна из участниц группы из ванов положила в котел золотой пояс, сделанный из круглых монет, прокомментировав, что это может быть ее «поясом верности», разделяющим верхнюю и нижнюю половину тела. Как дар вана это может быть Брисингамен Фрейи, отвечающий за плодородие и оказывающий помощь при родах].

На наш взгляд, психоаналитический смысл мотива о войне асов и ванов состоит в сублимации бессознательных инстинктов.  При этом содержание бессознательного в данной интерпретации мифа ограничивается сексуальными инстинктами и адлерианским «влечением к власти», однако Для работы с другими аспектами бессознательного в скандинавской мифологии есть другие миры и другие мифы.

Например, после примирения с ванами, главной «империей зла» для асов становится мир великанов, Ётунхейм. Противостояние Асгарда и Ётунхейма, где ключевой фигурой становится фигура «истребителя великанов» Тора, мы понимаем как противостояние сознания агрессивным, разрушительным инстинктам бессознательного.

В качестве шеринга – несколько отзывов участников группы:

Александр, г. Иваново:

«Леонид, ты умница! Такой изящный Иггдрасиль получился! Я в восторге. И в Мире мертвых понравилось, и в Альвах. А в Танаисе - во время шопа - ничего не понял, раздражался на что-то. Но когда приехал домой - одно из самых ярких впечатлений. Кстати, вы хорошо работали в паре».

 

Марина, г. Воронеж:

«Танаис очень понравился. Я была среди асов. Ух, как мне это было в тему. Место для игры вы с Леней выбрали великолепно. И роль Мудрости, которая мне досталась, очень помогла. Спасибо всем, бывшим ванами, за дублирование Мудрости.

Лень, Кристин, спасибо вам! Классно работаете в паре! Технических тонкостей не разумею, извиняйте».

 

Илона, г. Екатеринбург:

«Про Танаис я не могу быть объективной - и Танаис люблю, и вас конкретно. Кроме того я была в процессе. Интересно, что сначала не хотела и не планировала участвовать, но потом увлеклась. Кайф словила, но происходящее не отслеживала. Идея - классная, она превзошла мои ожидания. Мне не хватило рефлективного шерринга - мне кажется, после таких социодрам он нужен, причем в три приема - из ролей, потом из процесса, потом еще какой-нибудь. Поэтому ощущение скомканности конца и некоторого обесценивания. Но понимаю, почему это произошло - тут просто обстоятельства. А кайф я получила. Что касается тренерской работы - простите, я ее не отслеживала, процессом увлеклась. Наверное в этом и смысл и ее оценка. Когда есть время рефлексировать тренеров - значит народу заняться нечем. Я была при деле, не знаю, как остальные. Поэтому у меня есть ощущения завершенности фестиваля».

На этом наше с Кристиной описание первого опыта проведения «Войны асов и ванов» заканчивается и я хочу добавить несколько замечаний о позднейшем опыте проведения этой мифодрамы.

Мотив войны между асами и ванами, если рассматривать его с точки зрения мифодраматического применения – это один из самых универсальных мотивов в скандинавском цикле. Его можно понять как противостояние сознания и бессознательного (Фрейд), Персоны и Тени (Юнг), Родителя и Ребенка (Берн), мужского и женского начал и так далее. В любом случае, целью работы является интеграция переживаний асов, ассоциирующихся с ответственностью, установлением правил и контролем за их исполнением и ванов, олицетворяющих спонтанность, непосредственность, энергию.

Приведу пример достаточно осязаемого результата, который дала эта мифодрама. Следующая сказка была написана на группе из 12 человек (9 женщин, 3 мужчин) на следующий день после мифодрамы о войне асов и ванов.

«Жили-были король с королевой. Однажды они нашли волшебную палочку и сделали с ее помощью пятерых детей: четыре девочки и мальчика. Им запретили искать волшебную палочку и приставили к ним няню. Но дети пошли искать, нашли секретную комнату, там бассейн, решили искупаться, разделись, обнаружили половые различия. Искупались, пошли к родителям правду искать. Те объяснили, что есть мужчины и женщины, у них разные функции, так бог захотел. Потом принц пошел один искать палочку, нашел потайную дверцу, за ней палочку. Решил попробовать на горничной, та испугалась, сказала «мальчик, положи палочку, тебе слишком рано, если много узнаешь, постареешь и умрешь». Принц не внял, и, не загадав никакого желания, тронул палочкой себя. Превратился в мышь, время для него потекло быстрее и стал стремительно стариться. Пришла сестра и расколдовала его. После этого палочка утратила свою силу, а дети поняли, что для волшебства надо точно знать, чего хочешь».

При инсценировке больше всего энергии было в сценах купания, разговора с родителями, попытке принца войти во вторую секретную комнату и при превращении в мышь. Сцена купания не носила, в отличие от сценария, эротического характера, главным было состояние спонтанности, детской раскрепощенности, о чем говорилось и на шеринге. Здесь же выявился конфликт: половые органы мальчика рассматривались девочками как патология, опухоль, которую надо лечить.

В сцене поисков палочки принцем встретились муж (в роли принца) и жена (в роли комнаты, где хранится палочка). Как оказалось позже, в семье сложилась тяжелая предразводная ситуация, длящаяся более года, с конфликтом вокруг детей. Она проявилась в социодраме в том, что комната не хотела отдавать палочку: «Палочка – это моя тайна, без нее я стану обычной комнатой». Принц: «Сама по себе ты не интересна, мне нужна только палочка». Сцена была довольно долгой и тягостной, договорились, что он заберет палочку, но будет время от времени приносить. (В дальнейшем с этой парой была проведена психодраматическая Встреча. Через полтора месяца состоялся развод).

В завершение драмы всем участникам было предложено, не выходя из ролей, разместиться там, где хочется. Образовались две группы вокруг бассейна и вокруг трона родителей, примерно отражающие эго-состояние участников (по Берну, соответственно, Ребенок и Родитель). У «детей» в шеринге преимущественно звучали темы обиды на родителей, стремление к безответственной сепарации и бесшабашному веселью. У «родителей» - темы вины перед детьми за неправильное воспитание.

В приведенном примере «Война асов и ванов» явилась для группы разогревом, поднявшим значимую для нее тему ответственности (за детей – в случае супругов, за собственную жизнь – в случае Принца). Социометрическое размещение участников продемонстрировало четкое разделение на асов и ванов, с соответствующей атрибутикой (бассейн для ванов, трон – для асов) и переживаниями. Интеграция была достигнута позже, в ходе психодрамы.

Хочу подчеркнуть необходимость обмена ролями между асами и ванами. Вот пример тенденции к «застреванию» в роли. На одной из демонстрационных групп, на которой присутствовали более 40 человек и поэтому возможности провести групповой обмен ролями не было, я сделал перерыв перед обсуждением.  После перерыва участники сели в круг, и я почувствовал что-то неладное. Я попросил бывших «асов» поднять руки, и оказалось, что бессознательно группа разместилась в кругу в точности в соответствии с ролями – по правую руку от меня сидели «асы», по левую – «ваны». 

Среди моих клиентов были пятеро, участвовавшие в мифодраме дважды в разных группах. В каждом случае я настаивал, чтобы во второй раз участник принял на себя не знакомую роль. Все пять человек испытали очень сильное чувство катарсиса, свидетельствующее об интеграции соответствующих субличностей. О том же свидетельствует и опыт проведения «Войны асов и ванов» в форме монодрамы.   

Мифодрама очень энергично проходит в подростковых группах, где акцент обычно бывает смещен на темы сексуальности.

В целом, мифодраму «Война асов и ванов» можно использовать в форме социодрамы, психодрамы и монодрамы для решения проблем, которые могут быть представлены как внутренний конфликт между желанием и долгом, «хочу» и «надо». В качестве инструмента социораматиста она может быть использована для разрешения внутригруппового конфликта, например, между руководством предприятия и сотрудниками (в этом качестве его с успехом применяет Кристина Щурова).

В заключение главы хочу заметить, что в скандинавском цикле «Война асов и ванов» - это единственный сюжет, где фигурируют ваны. От того, как будет проведена мифодрама, зависит, каким содержанием наполнится групповой Ванахейм.


Copyright Леонид Огороднов © 2017