Мифодрама - Леонид Огороднов. Агиодраматические виньетки по патерику "Луг Духовный"

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск





Понедельник, 27.03.2017, 03:37
Приветствую Вас Гость | RSS
МИФОДРАМА
сайт Леонида Огороднова
Главная | Регистрация | Вход
Леонид Огороднов. Агиодраматические виньетки по патерику "Луг Духовный"


Психодраматические виньетки по патерику «Луг духовный»:

опыт агиодраматического исследования трансцендентных ролей

Виньетки как жанр психодраматической работы подкупают своей лаконичностью: психодрама, состоящая из одной сцены, должна содержать в себе самое существенное из опыта протагониста. Патерики, представляющие собой краткий рассказ из жизни монахов, и, в отличие от житий святых, описывающие четко ограниченную во времени ситуацию, просто-таки требуют виньетку в качестве формы для своего психодраматического воплощения.

Как и полная агиодрама (психодрама по житиям святых. Подробнее об агиодраме см. (1?, 2?), виньетка по патерику имеет своей целью соприкосновение с трансцендентной (интегративной) ролью. Проще всего трансцендентную роль можно определить через одно из Мореновских определений роли:

роль — это форма функционирования, которую принимает индивид в определенный момент, реагируя на определенную ситуацию, в которую вовлечены другие лица или объекты (3?),

добавив к нему, что если объект или личность, с которыми взаимодействует индивид, имеет трансцендентную природу, то и роль, которую принимает индивид – трансцендентна.

Я попытался выделить некоторые существенные характеристики трансцендентных ролей.

Трансцендентные роли:

  1. Обращены «за пределы себя».

Само слово «трансцендентный» (от лат. transcendens — переступающий, превосходящий, выходящий за пределы) означает пересечение границы. 

  1. Обращены к непознаваемому или отсутствующему в опыте

Эту характеристику можно назвать интенциональностью: трансцендентная роль всегда направлена к чему-то надличностному, находящемуся за пределами опыта.  Под «опытом» здесь я понимаю акциональность, опыт действия, по Морено. То, к чему обращена роль, может ясно или смутно осознаваться человеком, может не осознаваться вообще или осознаваться ошибочно.

  1. Имманентно присущи человеку

Трансцендентные роли обращены вовне, но потребность в них органически присуща человеку и не вытекает из внешних потребностей.

  1. «Приводят к общему взгляду на мир, являющемуся предпосылкой всякой этики» (Г. Лейтц)

Эта характеристика отмечает интегративность трансцендентной роли. Важно отметить, что речь идет не об этике как таковой, а о мировоззрении, являющейся основой самостоятельно вырабатываемых или осознанно принимаемых этических правил: «раз мир устроен так-то, вести в нем нужно так-то»

  1. Определяют смысл действий человека на протяжении длительного времени
  1. Не человек владеет ролью, а роль «захватывает» человека

«Если актуализируются трансцендентные роли, то они кажутся человеку необыкновенными, нуминозными, архетипными. Благодаря им он ощущает себя ответст­венным за свое бытие и нередко считает эту роль более важной, чем свою личность.» (3?)

7. Как ролевые системы, включают в себя роли низшего порядка

Эта последняя в перечне характеристика особенно важна с психотерапевтической точки зрения – в психодраме, которая актуализирует трансцендентные роли, нельзя ограничиться работой только с этой категорией ролей. Поскольку речь идет об иерархии, для достижения терапевтического эффекта необходимо простроить всю систему ролей, включая (по необходимости) социальные, психологические и психосоматические роли.

В агиодраме это достигается тогда, когда опыт пребывания в трансцендентной (интегративной) роли переносится протагонистом в собственную жизненную ситуацию.

Различение психологических, социальных и трансцендентных ролей, а так же интегративная функция трансцендентной роли видны в следующем примере (виньетка по главе 108 «Девственная жизнь пресвитера и жены его» из патерика «Луг Духовный»(4?). Несмотря на название, главным героем виньетки стал епископ, перед которым оклеветали священника. Епископ заключил священника под стражу, но Ангел сначала освободил его, чтобы он отслужил воскресную литургию, а затем препроводил обратно в темницу. В ходе учиненного расследования епископ понял, что имело место Божественное вмешательство и, «получив от жизни священника нази­дание, отпустил его с миром и сильно порицал клеветников». Назидание, полученное епископом, и стало предметом агиодраматической работы. 

Сначала мы поставили сцену расследования, но протагонист в роли епископа не понимал, что произошло: он считал, что его слуги выгораживают священника (тот описал Ангела как «прекрасного юношу в светлой одежде, из епископского дома», но не смог опознать его ни в одном из слуг). Протагонист пребывал в растерянности, с одной стороны ему было жалко священника, с другой стороны, он, как епископ, должен был наказать его.

Тогда мы перешли к интрапсихической драме и тремя стульями обозначили внутренние роли епископа: «Человек», собственно «Епископ» и «Монах». Теперь роль Человека в исполнении протагониста соответствовала психологическим ролям, Епископа – социальным, и Монаха – трансцендентным.

Сочувствие к «провинившемуся» священнику относилось к психологической роли Человека. Из этой роли протагонист говорил, что «ведь и я когда-то был мирянином, я понимаю, что человек слаб и может согрешить, мне жалко его».

Человеку возражал непримиримый Епископ: «проступок должен быть наказан, иначе пастве будет нанесен духовный вред. Я здесь затем и поставлен епископом, чтобы следить за чистотой пресвитеров». Примечательно, что, описывая себя, епископ рассказал, что никогда не хотел быть епископом, а всегда хотел посвятить свою жизнь монашеству. (Небольшой комментарий: сюжет о том, как монахи всячески избегали бремени епископской и настоятельской власти, как их иногда обманом принуждали занять кафедру, и как они сбегали с нее (например, в том же «Луге Духовном», глава 37(4?) – этот сюжет довольно распространен в житийной литературе. Ярким примером более позднего отказа монаха принять монастырь является преп. Серафим Саровский. Наш протагонист, однако, ни о чем подобном не знал.)

Разрешить конфликт Человека и Епископа позволила интуиция Монаха. После того, как мы отделили роли друг от друга, незамутненная жалостью и долгом интуиция позволила епископу ощутить в ситуации Присутствие Бога и осознать Божий Промысел о священнике. Отмечу, что интерпсихическая роль Ангела, посланника Божия, здесь полностью соответствует интрапсихической роли Монаха. Услышать Ангела может только Монах при условии, что остальные роли не мешают этому. 

Интегративная функция трансцендентной роли состояла в том, что все три роли теперь не конфликтовали, а были сонаправлены: Человек получил основание для своего сочувствия, Епископ вынес справедливое решение, Монах услышал Волю Божью. Житийный епископ обрел целомудрие (в буквальном значении этого слова: его мудрость перестала существовать в виде фрагментарных знаний и обрела целостность. Протагонист от епископа получил в назидание опыт внимательного отношения к своей интуиции.

Отмечу, что трансцендентная роль Монаха в этом примере соответствует всем приведенным выше характеристикам.


Copyright Леонид Огороднов © 2017