Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Patrickbilm

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск





Воскресенье, 19.11.2017, 07:41
Приветствую Вас Гость | RSS
МИФОДРАМА
сайт Леонида Огороднова
Главная | Регистрация | Вход
Лопухина Е.В. Архетип сезонности в психотерапии


Елена Лопухина

Архетип сезонности в психотерапии


Годовой цикл сезонов, четырех времен года — одна из наиболее базовых и понятных любому человеку метафор процесса развития. Любой процесс развития не только в природе, но и в обществе, группе, внутри личности можно соотнести с этим общим архетипом. Обратившись к универсальному архетипу сезонности, можно яснее и глубже понять и описать процессы изменения и развития самых различных субъектов. Очевидно, что психотерапевта прежде всего интересует то, что происходит с личностью человека. Исходя из фаз архетипа сезонности, психотерапевт может выбирать методы, обеспечивающие наиболее эффективное воздействие на клиента. Более того, модель архетипа сезонности дает возможность интеграции разнообразных психотерапевтических теорий, подходов, становится способом перевода на единый универсальный язык достижений различных психотерапевтических школ. Наконец, этот «язык» понятнее клиенту, чем специфические терапевтические «языки».

Рассмотрим базовый архетип сезонности, предполагающий смену времен года. Само по себе число 4 — квадрат — несет в себе устойчивость, завершенность, каждая его грань соответствует определенной фазе развития или времени года.

Весна. Само звучание этого слова пробуждает ощущение радости, первого динамичного рывка вперед, зарождения новых процессов. Природа пробуждается, оживает, устремляется к живительному теплу солнца. Постепенно молодые ростки превращаются в пышную зелень. Праздник природы в разгаре. Наступает лето, которое дарит нам половодье цветов, синеву чистых прозрачных небес. Зреют, наливаются силой сочные плоды. Это период максимального расцвета, созревания, полдень года. Весной и особенно летом человек пользуется дарами природы, она кормит и согревает его. Затем наступает осень, преддверье зимы. Она ассоциируется с увяданием природы, человек утрачивает щедрость Матери- Природы, которая холила и лелеяла его. Блекнут яркие краски. И человек оказывается лицом к лицу с необходимостью пройти через испытание своих сил, встать на собственные ноги и выжить. Это период подготовки к зиме. Испокон века осень была для человека временем трудов. Осенью, собрав урожай, человек доказывает способность жить плодами своего мастерства, обретает независимость от щедрот Матери-Природы. Затем приходит зима. Она ассоциируется со сном, отдыхом и покоем, земля укутывается холодным белым снегом, храня воспоминания о былой щедрости природы. Зима заставляет погрузиться внутрь, соки уходят к корням, к истокам, и там в глубине растут силы для будущего возрождения. Зима — период подведения итогов, осмысления, обдумывания успехов или неудач прошедшего года. Для человека это время не только физического отдыха, но и более глубокой внутренней работы. Зимой человек накапливает силы, которые инкубируются до весны. Итак, весна — это начало, лето — созревание, осень — подготовка к зиме, зима — инкубация.

Каждый сезон года всегда ставил перед человеком разные задачи, в каждый период он проходил через различные испытания и издревле готовился к следующему сезону, выполняя определенные ритуалы. Известный американский психотерапевт Джон Мойшер (John R.Mosher. «The Healing Circle: Myth, Rilual and Therapy»), рассматривая специфику различных древних ритуалов, связанных с сезонами и предваряющих их, отмечал, что, хотя каждый ритуал проходит через весь цикл развития, в ритуале данного сезона главной является одна фаза цикла, подготавливающая к этому сезону. Такой ритуал является как бы репетицией, подготовкой к следующему этапу. В этом смысле Мойшер условно выделяет четыре основных типа ритуалов. В этих ритуалах, как считает Мойшер, жители деревень, общин проигрывали возможные трудности будущего сезона. Задачей ритуалов была психологическая и частично физическая подготовка к сезонным изменениям, внутренняя настройка людей на готовность к изменению внешних условий и к решению будущих задач.

Рассмотрим эти четыре типа ритуалов. Между зимой и весной находится точка инкорпорации, между весной и летом — точка континуальности, между летом и осенью — точка сепарации, между осенью и зимой — точка трансформации. Если посмотреть на круг как на последовательность смены времен года, то можно ответвляющимися линиями отметить эти ритуалы, которые занимают очень мало времени, но являются репетицией, подготовкой к следующему сезону.

Итак, первый ритуал — это ритуал инкорпорации. Он предвосхищает весну и готовит к ней. Цель ритуала - включение, поскольку именно переход в весну подразумевает некоторое включение во что-то новое, в сообщество, в новую роль, возрастную категорию, в новый этап жизни.

Вспомним сказку о Снегурочке. Чтобы открыться весне. Снегурочка должна растаять. Она слишком холодна и должна открыться, полюбить. Ритуал инкорпорации связан с элементом Воды, с очищением. Чтобы принять новые качества, роль, новый этап жизни, нужно смыть с себя остатки старого, они уйдут вместе с водой. Многие современные ритуалы несут в себе отголоски древнего ритуала инкорпорации. Например, частично обряды крещения, омовения покойника — связаны с подготовкой человека к тому, чтобы он смог занять место в новой земной или загробной жизни. То, что в ритуале инкорпорации — главный акцепт на элементе воды, не случайно. Каждый ритуал имеет свое пиковое переживание. На физическом плане это элемент Воды, а на психологическом — вода связана с эмоциональным реагированием, и поэтому пиковое переживание ритуала инкорпорации — эмоциональный катарсис, катарсис очищения. Это эмоциональное отреагирование: плач, стоны, крики, пение. Такой катарсис приносит эмоциональное освобождение. Этот ритуал изначально происходил перед сезоном, а дальше он распространился не только на подготовку к весне, но и к любой деятельности.

Второй тип ритуала — ритуал континуальности. Это — подготовка человека к переходу в лето. Весной человек полностью принадлежит новой роли, сообществу, растворяясь, сливаясь с ними. Любой процесс развития переживает свой медовый месяц — это и есть весна. Но медовый месяц рано или поздно кончается, период ощущения полной принадлежности сменяется некоторым разочарованием, возникает диалектическая потребность уже не принадлежать, кое- что перестает нравиться, не удовлетворяет, хочется чего-то другого. Поэтому лето — период, когда нарастает тенденция непринадлежности, стремление к уходу, завершению роли, но одновременно все еще сохраняется и тенденция принадлежности, включенности в какие-то отношения. Это двойственный, амбивалентный период, период максимального напряжения. Лето в разгаре, но именно в нем зреют зерна возможного разрыва, конфликта, сепарации. Лето — подготовка к сепарации. И целью ритуала континуальности является поддержание существования сообщества, его силы, устойчивости. На этом этапе подтверждается континуальность, продолженность, то есть то, что сообщество продолжает существовать, несмотря на внутренний конфликт. Чтобы обеспечить проживание периода амбивалентности и внутренней борьбы, необходимо укрепить веру в сообщество и подтвердить его существование, чему и служит ритуал континуальности. Этот ритуал способствует обнаружению собственного места в сообществе, собственной идентичности внутри сообщества без ухода из него.

Какие же ритуальные обряды несут в себе максимальный акцент континуальности? Это — всевозможные празднества, юбилеи, карнавалы, застолья, соревнования, где, с одной стороны, люди отмечают, что они все еще вместе, а с другой — именно во время этих ритуалов, которые есть не только празднества, но и соревнования, происходит определение ролей в сообществе: кто — главный, кто — второстепенный, каждый занимает место в соответствии со статусом, определяет свой вес, функцию, оценивает свое место в системе, свой личный вклад в жизнь сообщества. Кто в соревновании победил, садится поближе к старейшинам, кто пришел последним — подальше. Катарсис этого этапа, эмоциональное пиковое переживание на этой фазе — ощущение себя частью более широкого целого, собственной причастности к нему, которое переживается, как благоговение, контакт с более высоким смыслом, с Высшим началом. Древние племена чествовали своих предков, почитали их как богов. При этом они ощущали поддержку богов, предков, присутствие чего-то большего, чем они сами, и это поддерживало континуальность сообщества. Красивые и величественные, такие ритуалы подтверждали этическую систему ценностей данной культуры. Элементы таких ритуалов содержит в себе церковная служба, когда благодаря ее красоте и торжественности человек переживает состояние собственной причастности, чувство благоговения. Задача этого ритуала такова: хотя я и начинаю выделять себя из целого, но в то же время могу почувствовать себя значимой частью этого целого. Чтобы это противоречие не раздирало на части изнутри, человек должен ощутить смысл принадлежности к целому, а это возможно, только если мы осознаем нечто, выходящее за рамки обыденности. Ритуалы поддерживают и готовят человека к тому, чтобы он именно так переживал свое внутреннее отделение, начало этого процесса. Ритуал континуальности связан с элементом Воздуха, дающим движение вверх.

Затем следует ритуал сепарации, который готовит к осени. Осень — это период, когда человек перестает принадлежать сообществу, или Матери-Природе. Он теперь уже сам по себе, один против враждебной или, по крайней мере, не помогающей ему природы. То же происходит и с сообществом. Человек уходит в самостоятельную жизнь, он уже не ребенок, никто не поит и не кормит его, он должен стоять на своих ногах. Происходит сепарация: от природы, от сообщества, от роли, от отношений с другими. Цель ритуала сепарации — инициация человека в иное состояние бытия. Во время ритуала человек уточняет и заново определяет свою идентичность. Здесь он часто имеет дело со смертью старого, которое должно дать дорогу новому. В отличие от весны, где просто происходило включение в новое, здесь нередко нужно пройти через смерть и одиночество. Ритуалы сепарации включают тренировку концентрации внимания, развитие способности к волевому действию, а также обретение мастерства. На этом этапе главный элемент — Огонь, который символизирует прохождение через трудности. Нужно пройти через огонь, чтобы осуществить ритуал сепарации, и начать свое независимое существование, это — зона непринадлежности. На данном этапе возникает другой тип пикового переживания — катарсис конструкции, по Джону Мойшеру. Катарсис конструкции — переживание свершения, «мне удалось осуществить свои задачи», «я сделал это». Это переживание радости от того, что замысел воплощен, доведен до конца. В этом и состоит инициация — пережить, что смог, преодолел, сделал. Точка сепарации — это порог способности к собственным деяниям.

Примеры ритуалов такого типа — языческие ритуалы инициации юношей и девушек, проходивших сложные испытания, связанные с борьбой за выживание в стрессовых условиях. Инициация часто включала кровавые обряды. В ходе ритуала инициации человек должен был подготовиться к еще худшим условиям, трудностям реальной жизни. Поскольку реальная жизнь тогда, да и всегда была трудна, возник такой тяжкий ритуал - с кровью, с оружием, болью и огнем. Среда сопротивляется. но человек действует вопреки ей.

Ритуал трансформации лежит на стыке осени и зимы. Смысл этого ритуала — исцеление индивида от некоторых условий, которые ему мешают достичь желаемого. Человек здесь должен пойти на определенное самоограничение, пройти через лишения. В отличие от ритуала сепарации, здесь необязательны именно физические испытания и боль. Эти ритуалы предполагают глубокие внутренние изменения в состоянии сознания, мышления. В ходе подобного ритуала человек реально или в своем воображении как бы спускается в подземелье, в глубокую тьму. Люди либо буквально уходили в пещеры, «в подземный мир» с тем, чтобы достичь знания, либо познание тайн, духовной правды извлекалось из глубин личности, из внутренних ресурсов человека. Это период обретения мудрости, и он ассоциируется с элементом Земли. Человек мог уходить в скит, стать отшельником, чтобы остаться наедине с собой, прийти к контакту со своим глубинным бессознательным и оттуда достичь гнозиса. Гнозис - пиковое переживание данного ритуала переживание просветления, понимания сути вещей, сакрального соединения противоположностей. В мифах и сказках оно связано с божественным браком, и в этом смысле с достижением целостности.

Описанные ритуалы фактически совпадают с тем. что происходит в течение года. Весной человек принадлежал другому, летом одновременно принадлежал и не принадлежал другому, осенью оказался один среди пустыни, а зимой через глубинный контакт с собой, через катарсис гнозиса он начинает принадлежать самому себе. Пройдя точку корпорации, человек включался в сообщество и всю весну наслаждался этим. Летом, ощущая себя частью целого, уже понимал, что существует и отдельно от него, это — диалектический период. Осенью он самоопределяется, понимает, чего стоит сам по себе. Зимой — находит мудрость и смысл в устройстве мироздания, становится частью вселенной, точнее он и есть вселенная. Это — период интеграции.

Не следует понимать архетип сезонности как движение по кругу. Круг — это лишь один срез. Как карма — проживание нескольких жизней, так и каждый субъект, сообщество, группа, личность проходит много раз через эти годовые сезонные циклы. С каждым разом круг становится все уже, и в конечном счете, двигаясь по спирали, субъект в один прекрасный день может оказаться в центре. А центр круга — это точка, которая соответствует юнгианскому понятию Самости. В ней исчезают циклы сезонности, человек уже одновременно пребывает и в весне, и в лете , и в осени, и в зиме. Это — пятая точка, она лежит вне плоскости. Изображать круг следует как движение вверх, но это не просто спираль, а лестница, идущая вверх, ступеньки которой находятся в каждой из четырех основных точек круга. Каждый качественный переход в новый сезон — это ступенька вверх. Этой ступеньке соответствует ритуал, помогающий ее прохождению. Если же человек в своем развитии не преодолевает, как надо, соответствующие фазы цикла, он идет по кругу и вновь проходит через тяжелые испытания. А в той мере, в которой он их преодолевает, каждый следующий проход круга легче, и это тоже соответствует идее кармических перерождений.

Перейдем к рассмотрению того, как проявляется архетип сезонности в самых разных психотерапевтических и общекультурных теориях, которые, с нашей точки зрения, могут рассматриваться как частные проявления архетипа сезонности. Начнем рассмотрение с хорошо известной модели С. Гроффа, его теории перенатальных матриц. Перенатальные матрицы — это фазы внутриутробного развития плода. Плод развивается не только физически, он проходит и через определенные психические переживания и изменения. Согласно Гроффу, процесс внутриутробного развития плода проходит четыре фазы, которые он называет матрицами.

Первая перенатальная матрица, соответствующая фазе весны, длится от зачатия до примерно 7 месяцев. В своих экспериментах Грофф показал, что этот период переживается плодом как космическое единение, как океаническое чувство, как пребывание в Раю, если этот период проходит благополучно. Это полный симбиоз с материнским организмом, переживание божественного слияния, состояние умиротворения, любви и гармонии. Если первая перенатальная матрица оказывается травмированной, то возникают образы «отравленных вод», апокалиптические переживания падения сводов, нарушения гармонии. Здесь четко присутствует элемент Воды — плод находится в воде.

Вторая перенатальная матрица, фаза лета, охватывает период примерно от 7 месяцев беременности до начала родов. Суть этого периода можно выразить так «матка-предательница». Матка начинает сокращаться, а родовой канал еще не открыт. С одной стороны матка как бы выталкивает плод, а с другой не выпускает его. На этой фазе происходит переживание безысходности, зависания, подвешенности, сдавленности, покоя при максимальном напряжении. В этой ситуации «без выхода» даже при самом положительном ее прохождении переживается состояние беды, бессмыслицы, но и отчаянной жажды найти смысл жизни. При затруднительном прохождении — ощущение агонии в ловушке, затягивания, падения в пропасть, тесноты, нехватки воздуха, возникает образ Ада. Время останавливается.

В Таро – карта «Повешенный» очень хорошо отражает лето. Фигура на карте не двигается, но в ней чувствуется большое напряжение. Если сравнить эту карту с перенатальными матрицами, то — это вторая перенатальная матрица, когда плод поворачивается вниз головой. Он в преддверии выхода, пойман в ловушку, матка его не отпускает. Но даже на карте внизу видно просветление подобное родовому каналу. Карта «Шут» — это тоже лето, он зависает над пропастью.

В момент величайшего страдания, в конце туннеля вдруг появляется свет, возникает ощущение возможности выхода. Тогда включается третья перенатальная матрица — осень — непосредственно сам процесс прохождения родового канала, пропасть, муки сдавливания.

Какие образы рождаются, когда человек возвращается в переживания третьей перенатальной матрицы? Они описываются как активность, борьба, героические подвиги, сильное сексуальное возбуждение. А в негативном варианте — как хаос, агрессия, пытка, угроза уничтожения, возможны также картины демонических жертвоприношений. В обоих случаях возникают образы, связанные с огнем, кровью, болью, переживается необходимость преодолеть этот хаос, чтобы начать двигаться.

Четвертая перенатальная матрица — фаза зимы. Она соответствует моменту, когда головка ребенка начинает вылезать на белый свет. это первые, очень короткие моменты контакта с новой жизнью вне чрева, находясь на пороге которой ребенок ощущает приближение чудовищной катастрофы, глобальной трансформации. Первые ощущения — это холод, вхождение в новый, прекрасный, но холодный и опасный мир. Это состояние сознания, когда оно положительно, люди описывают как растворение в огромном пространстве, энергетическом потоке. «Я был затоплен Божественным светом». Отрицательные последствия этой фазы — холод, одиночество, затерянность в бескрайней пустоте, как у Кая в «Снежной Королеве».



Copyright Леонид Огороднов © 2017