Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск





Пятница, 28.04.2017, 05:31
Приветствую Вас Гость | RSS
МИФОДРАМА
сайт Леонида Огороднова
Главная | Регистрация | Вход
преп. Фотиния


Житие св. Фотинии смотри на второй странице текста 

Житие преподобного отца нашего Мартиниана,

и память святых жен Зои и Фотинии

Память 13 февраля

В Палестине, близ города Кесарии1, находится гора, называемая "Ковчежное место". Много пустынников подвизалось на ней, и между ними блаженный и достохвальный инок, испол­ненный Божественной благодати - святой Мартиниан. С юного возраста он возлюбил Бога и стал проводить иноческое житие. Прекрасный собою Мартиниан, восемнадцати лет от роду, оставил город, своих сродников, отрекся от мирской суеты и пришел на сию гору для безмолвного и пустынного жития. Про­водя жизнь, подобно бестелесным Ангелам, он пробыл здесь 25 лет. За свою добродетельную жизнь он удостоился полу­чить от Бога дар исцелять недуги и болезни. Многие, по его святым молитвам, исцелялись от различных недугов; многие, одержимые злым духом, приходя к нему на гору, освобождались от козней лукавого. Много других чудес Бог творил по молитвам Своего угодника. День ото дня всё более и более преуспевал Мартиниан в своих подвигах; слава о его добродетельный жизни распро­странилась далеко за пределы той стра­ны; все, слышавшие о нем, приходили к нему ради пользы душевной. Но враг рода человеческого диавол не мог стерпеть такой добродетельный жизни юного подвижника, столь украсившего себя духовными подвигами. Сначала он стал всячески искушать блаженного Мартиниана и старался раз­лично устрашить его. Потом древний завистник рода человеческого употребил то оружие, коим некогда изгнал Адама из рая, желая и сего подвижника изгнать из его безмолв­ный пустыни и лишить вечного бла­женства.

Однажды, когда блаженный Мартиниан воспевал псалмы Давидовы, диавол принял на себя образ великого змея и, приблизившись к стене келлии святого, начал сильно копать землю. Он хотел подкопать землю и обрушить келлию на блаженного. Но Мартиниан без страха и смущения, окончив пение, выглянул в оконце келлии и сказал тому змею:

- Воистину, тебе подобает ползать по земле; зачем напрасно ты трудишься? не устрашат меня твои козни. Ибо Го­сподь мой Иисус Христос помогает мне: Он победит твои козни и посрамить твою силу.

Услышав сие, диавол, изменившись в мрачный вихрь, побежал со стыдом, говоря:

- Погоди, погоди; знаю, как тебя победить. Сделаю я тебя своим рабом, развею я все твои надежды. Я наведу на тебя такое искушение, какого ты не можешь вынести; исторгну я тебя из твоей келлии, брошу тебя, как лист, гонимый ветром. Тогда посмотрю, кто поможет тебе.

Сказав сие, диавол исчез. Мартиниан же был столь крепок в вере, что пребывал без всякой боязни и страха, как будто он не видал никакого привидения. Он только восхвалял Господа, упражняясь в Богомыслии и в чтении и разумении Божественного Писания.

После сего случилось следующее. Некоторые жители Кесарии однажды беседовали между собою о добродетельном житии Мартиниана. Они много дивились его мужеству и терпению. Некая жена блудница случайно услышала сию беседу. По диавольскому наущению, она приступила к сим мужам с такими словами:

- Почему вы так дивитесь житию этого подвижника? разве уже он столь твёрд в добродетели? Если только захочу, я могу поколебать его, как ветер колеблет лист на дереве. И что достойное хвалы нашли вы в нем? Уж не то ли, что он, подобно дикому зверю, удалился в пустыню, не будучи в состоянии бороться в городе с похотью плоти и мирскими со­блазнами? И что удивительного, если он бесстрастным остается, не видя никогда ни одной женщины. Вы сами хорошо знаете, что без огня сено не горит; но то было бы весьма удивительно, если бы не загорелось сено, положенное близ огня. Так следует рассуждать и о сем человеке. Если я пойду к нему, и он останется столь же бесстрастным, и не соблазнится красотой моей, тогда он будет велик не только пред людьми, но и пред Богом и Ангелами Его.

После сих слов она поспорила на деньги с теми мужами и отправилась к себе в дом. Здесь она сняла свои богатые одеяния, облеклась в худые и разодранные одежды, покрыла себе голову рубищем и опоясалась верёвкой. А всю свою богатую одежду, кольца и серьги, золотые перстни, мониста и всё, что прельщает ум и глаза юношей, - она вложила в мешок и взяла его с собою. Вечером она вышла из Кесарии и ночью пришла на ту гору в пустыне, где жил преподобный. Ночь была дождли­вая и бурная. Приблизившись к келлии Мартиниана, та жена притворно со стоном стала просить святого :

- Помилуй меня, раб Божий! не оставь меня, окаянную, на съедение зверям. Я заблудилась в пустыне и не знаю, куда идти. Умилосердись, сжалься надо мною в такой беде, и не возгнушайся меня грешницы, ибо и я - создание Божие. Молю тебя, святой отче, не оставь меня без помощи.

Сие и многое подобное она говорила с плачем и воплем. Блаженный Мартиниан открыл свое оконце, поглядел, и, увидев ее в таком плохом одеянии, стоящую под сильным дождём, помыслил в себе:

- О, горе мне, окаянному грешнику. Се ныне предстоит мне искушение: или я должен исполнить заповедь Божию, повелевающую быть милосердным, или должен нарушить свой иноческий обет. Если я не приму в келлию сию жену, находя­щуюся в таком бедственном состоянии, ее пожрут звери, или она умрет от великой стужи. Тогда я оскверню свою душу, и буду подобен убийце. Если же я введу ее в свою келлию, то боюсь, какъ бы не постигло меня искушение. Тогда я оскверню и свое тело и свою душу, и буду нечистым блудником пред моим Господом. Не знаю, как поступить мне.

И воздев руки к небу, блаженный Мартиниан воззвал:

- "К Тебе, Господи, возношу душу мою" (Пс.24:1), не попусти мне впасть в искушение и сделаться рабом льстивого диавола. Но сохрани меня в час сей и покрой от навета врага, ибо Ты благо славен во веки.

Помолившись, он открыл двери, ввел в келлию ту жен­щину и, разведя огонь, предложил ей обогреться, затем принес финиковых плодов, которые сорвал с дерева, стоящего недалеко от его келлии, дал ей их и сказал:

- Женщина! ешь, и грейся здесь у огня, утром же с миром оставь мою келлию.

После сего он оставил ее во внешней половине келлии, а сам ушел во внутреннюю и запер за собою двери. В третьем часу ночи он, по заведенному им обычаю, стал воспевать псалмы и молитвы. После сего он лёг на землю и уснул. Но сатана смутил его в ту ночь похотью плотскою. В полночь жена, встав, вынула из мешка все свои украшения и надела их на прельщение святого. Убрав в мешок свое бедное одеяние, она ждала, пока Мартиниан не выйдет к ней. Утром святой вышел из своей половины, желая отпустить женщину из своей келлии. Увидав ее в богатой одежде и украшенную, он не узнал ее. В ужасе он остановился и долгое время молчал. Наконец сказал ей:

- Кто ты и откуда пришла, и откуда на тебе такие бесовские одеяния?

Она отвечала ему, что она та самая женщина, которую он сам впустил в свою келлию.

- Зачем же ты переменила свои одежды? - спросил ее Мартиниан. - Вечером ты была в бедном рубище, теперь же в богатой одежде.

Тогда она сказала:

- Я из Кесарии Палестинской; я много слышала о тебе, о твоей красоте, и сердце мое воспылало любовью к тебе. Я совершила такой далекий путь ради тебя. К чему твое воздержание, к чему удручать тебе свое тело столь строгим постом. В каких книгах нашли вы, чтобы ни пить, ни есть, ни же­ниться. Разве не сказал Апостол Павел: "Брак у всех да будет честен и ложе непорочно" (Евр.13:4).

Кто из пророков лишился царствия небесного лишь за то, что имел жену? Разве великий и дивный Енох не был женат? А он взят на небо и не вкусил смерти даже до сего дня (Быт.5:24; Евр.11:5). Праотец Авраам имел трех жен, и был наречен даже другом Божиим; мало того, он даже сподобился принять в своей сени Самого Бога в трех Лицах (Быт.18). Был женат и Исаак, сей прообраз Христа (Быт.24:67). У Иакова были две жены и две наложницы, а он мог бороться с Ангелом и удостоился зреть Божию славу (Быт.22). Велики Моисей, верховный пророк и служитель Божий, разве не был женат (Исх.2)? А ведь он беседовал с Богом, освободил народ Еврейский от тяжкого рабства иноплеменников и сподобился небесного царства. Также Давид, прочие пророки и святые мужи имели законных жен, чад - и все они водворяются в Небесном Царствии".

Говоря так, грешница старалась смутить святого и поколе­бать его; она хватала его за руки и начала увлекать святого к погибели.

- Но если я сделаю тебя своей женой, - сказал Мартишан, - как мне быть с тобою? Чем мне содержать тебя, когда у меня ничего нет? Ты видишь мою жизнь, с юности я ничего из тленных благ не старался приобрести.

На сие та жена отвечала:

- Господин, ты только пребудь со мною и позволь мне насладиться твоей красотой, а о прочем не заботься. У меня есть дом, много имения: и золота и серебра и рабов и рабынь. Всему этому ты будешь господином.

Слыша слова, какие говорила сия жена или, лучше сказать, сам диавол, древний человекоубийца ее устами, Мартиниан начал колебаться, помышляя о совершении греха. Наконец, он сказал жене:

- Пережди немного: некоторые обыкновенно приходят ко мне ради благословения. Я пойду и погляжу, нет ли кого, чтобы нас не увидели. От Бога не можем мы утаить греха нашего; утаим его, по крайней мере, от людей, чтобы нас не хулили и не поносили.

Сказав сие, он вышел из келлии, и став на находив­шемся там камне, начал внимательно осматривать дорогу. Но Человеколюбец Бог никому не хочет погибели. Он не пренебрег и трудами святого Мартиниана, подъятыми им с юности, вспомнил о молитвах его, оказал ему Свою помощь и злой помысл его пременил на добрый. Сходя с камня, Мартиниан нашел иссохший хворост, взял его и внес в свою келлию. Положив его посредине келлии, он зажёг его. Когда огонь сильно разгорелся, святой, сняв свои сандалии и вступив в огонь, стоял там до тех пор, пока огонь не начал опалять всё его тело. После сего он вышел из пламени и сказал, как бы укоряя самого себя:

- Что, Мартиниан, хорош ли сей временный огонь? приятно ли сие мучение? если можешь ты его вытерпеть, то тогда и приступи к сей жене. Она, или диавол чрез нее, приуготовит для тебя вечный огонь. Нет, виновна не она, а диавол, внушивший ей сию мысль, - сие делает он потому, что хочет во­влечь тебя в погибельную пропасть. Помысли, недостойный Мартиниан, о предстоящей тебе муке, вспомни о вечном огне; сей временный огонь можно угасить водой. В нем есть и свет. Адский же огонь не имеет никакой светлости, не могут угасить его все моря и реки, сколько их ни существует под небом. Если ты можешь терпеть сей неугасимой огонь, то приступай к жене и соверши свое желание.

Так он говорил сам с собою. Когда же боль его на­чала немного утихать, он снова стал в огонь и стоял там долго, до тех пор, пока возможно было сие. Выйдя из костра, он пал на землю и с сердечным сокрушением, вздыхая и плача, он воззвал к Господу:

- Господи, Боже мой, милостив буди ко мне грешному, прости омрачение ума моего и мое поползновение ко греху. Ты, испытующий сердца и внутренние помышления, знаешь и мое сердце, Ты ведаешь, что я возлюбил Тебя с ранней юности и ради Тебя опалил огнём мое тело. Прости меня, Владыка мой Господи, ибо Един Ты благ и милостив, яко благословен еси во веки.

Так молился святой, лежа лицом к земле: от сильных ожогов он не мог стоять. После сего он начал воспевать: "Как благ Бог к Израилю, к чистым сердцем! А я - едва не пошатнулись ноги мои, едва не поскользнулись стопы мои"2 (Пс.72:1-2).

Видя cиe, жена удивилась, как святой, ради спасения своего, сам подверг себя огненному пламени. И сама она вспомнила о своих согрешениях и воспрянула духом, как бы пробудившись от сна. Она сорвала свои одежды и все украшения, бросила их в огонь и, облекшись снова в бедное рубище, упала к ногам святого Мартиниана и со слезами начала гово­рить ему:

- Прости меня окаянную и грешную, раб Божий; тебе, господин, известно, как сильны и многообразны козни и пре­лести диавола. Он и мне внушил мысль искусить тебя. Помо­лись за меня, святой отче, чтобы по твоим молитвам могла получить спасение и я - великая грешница. Знай же, отче, что я уже не возвращусь более в город, не войду в дом мой, не увижу моих родных и знакомых. Нет, я твердо решила оста­вить мои скверные дела, я буду лишь заботиться о спасении моей окаянной души. Знай и то, господин мой: во имя Господа на­шего Иисуса Христа я буду вести с диаволом борьбу тем же самым способом, каким он внушил мне восстать на тебя. И надеюсь посрамить его: сей древний льстец, восставляя меня на тебя, восставил меня на себя самого. Он хотел через меня одолеть тебя, но с помощью Владыки нашего, Которой призывает к покаянию и блудниц, он сам побежден будет мною.

Сие сказала она, проливая слёзы. Блаженный же отвечал ей:

- Господь мой и Бог да простить тебе, жена, грех твой. Иди с миром и позаботься, как ты говорила, о спасении души своей. Веди борьбу с страстями, налагая на себя покаяние, и так сможешь ты посрамить лукавого.

В ответ на сие, она сказала блаженному:

- Прошу и умоляю тебя, отче, наставь меня на путь спасения; скажи, как мне получить спасение?

Он же отвечал:

- Иди в Вифлеем, отыщи там святую деву, по имени Павлу3, которая построила там святую церковь. Пришедши к ней, расскажи ей всё случившееся и спасайся у нее.

Жена, вставь, поклонилась ему и сказала:

- Молись, отче, за меня грешницу!

Святой, удручаемой сильный болью, с большим трудом мог подняться с земли. Он дал на дорогу женщине немного фиников, вывел ее из келлии и, указав ей дорогу к Иерусалиму, сказал:

- Иди с миром и спаси свою душу и подвизайся в покаянии. Смотри, не возвращайся назад: "никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия" (Лук.9:62). Наблюдай за собою, чтобы тебе опять не быть поруганный врагом, неослабно пребывай в покаянии, ибо Бог приемлет каю­щихся.

Слыша сие, жена еще сильнее заплакала и сказала:

- И я уповаю на Того, на Кого уповали народы и не посра­мились. Я твёрдо верю и надеюсь, что отныне диавол не найдет слуги во мне.

Блаженный Мартиниан, ознаменовав ее крестным знамением, сказал:

- Господь Бог мой да сохранит душу твою и соблюдет тебя до конца.

Сия женщина, поклонившись святому, ушла, а святой возвра­тился в келлию, где со слезами стал молиться Господу. Между тем та женщина шла, со слезами молясь Богу, чтобы Он наставил ее на путь спасения. Уже наступила ночь, а она всё еще шла в пустыне. Здесь же она остановилась на ночлег. Встав утром, она снова продолжала свой путь, молясь и проливая слёзы. Лишь только поздно вечером на другой день она пришла в Вифлеем. Войдя в монастырь, построенный блаженной Павлой, она поклонилась ей и рассказала обо всем бывшем. Услышав ее рассказ, блаженная Павла прославила человеколюбца Бога, с радостью приняла ее в свой монастырь и каждый день поучала ее и наставляла на путь спасения. Сия жена стала столь подви­заться и поститься, что много раз блаженная Павла говорила ей:

- Щади, чадо, плоть свою, чтобы она не изнемогла, старайся, чтобы тебе возможно было до конца подвизаться в постничестве.

Но она не ослабляла своих подвигов. Незадолго до кончины, блаженная Зоя - такое имя носила та женщина - просила у Господа, чтобы Он открыл ей, принято ли ее покаяние. Во извещение Своей милости, человеколюбивый Бог дал ей дар исцеления. Одна женщина, сильно страдавшая глазами, пришла в тот мона­стырь, надеясь получить исцеление. Блаженная Павла, желая узнать покаяние Зои, сказала ей:

- Помолись, чадо, за сию жену: быть может по твоей молитве Господь подаст ей исцеление.

Спустя немного времени, когда Зоя молилась о болящей, та получила исцеление. В благодарность за свое исцеление, та жен­щина постриглась в том монастыре и стала с большим рвением подвизаться в иноческих подвигах.

Двенадцать лет блаженная Зоя подвизалась в постничестве и с миром предала Господу свою душу. Во всё время своего покаяния она не вкушала вина, ни масла, ни овощей, но только немного хлеба и воды. Она принимала пищу только раз в день к вечеру, а иногда и через два дня, ложем ей была голая земля. Такова была подвижническая жизнь святой, такова была ее кончина.



Copyright Леонид Огороднов © 2017