Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск





Понедельник, 21.08.2017, 09:39
Приветствую Вас Гость | RSS
МИФОДРАМА
сайт Леонида Огороднова
Главная | Регистрация | Вход
Глава 3.2


назад

Инсценизация и психотерапевтическое применение

Действующие лица:

1.     Орел
 2.     Ястреб
 3.     Дракон Нидхёгг
 4.     Белка Рататоск (Грызозуб)
 5.     Четыре оленя
 6.     Змеи
 7.     Один
 8.     Мимир
 9.     Урд
 10. Верданди
 11. Скульд
 12. Бёльторн 

Пространство действия:

Верхний мир (небо, ветви Иггдрасиля)

Средний мир (земля, ствол Иггдрасиля)

Нижний мир (преисподняя, корни Иггдрасиля)

Структуру Игдрассиля несложно воссоздать на психодраматической сцене. Если позволяют условия, лучше сделать пирамиду из столов и стульев, символизирующую  три уровня мироздания – небо, землю и преисподнюю. Если такой возможности нет, соответствующие области просто обозначаются в пространстве сцены. В диагностических целях ведущий может вообще не обустраивать пространство, а предложить участникам самим построить Иггдрасиль и распределить роли.

На верхнем уровне располагаются орел, асы, источник Урд и норны; на среднем уровне – олени, источник Мимира и сам Мимир; внизу – Нидхёгг, змеи и Кипящий Котел. Роли источников могут исполнять участники группы, хотя я обычно просто обозначаю их стульями. Корни обозначаются ленточками разных цветов.

Взаимодействие персонажей зависит от целей группы, но в любом случае стоит спросить участников об их отношении друг к другу и к существующему порядку вещей: зачем Нидхегг подгрызает корень дерева? О чем они бранятся с орлом? Как к этому относятся олени, белка? – и т.д. Отдельно нужно выяснить первоначальный настрой Одина. Опыт показывает, что участники, вызывающиеся исполнять роль Одина, обычно не придают значения испытаниям, которые предстоит пройти Всеотцу, и на первых порах страдают манией величия: «я тут главный!».

Особое внимание нужно уделить источникам и их обитателям, это может быть отдельной техникой, применимой как в группе, так и в индивидуальном консультировании. В групповом формате протагонистом является участник, исполняющий роль Одина. Его задачей является искупаться в каждом источнике (как в сказке о Коне-горбунке), испить воды или умыться. Все это нужно затем, чтобы получить доступ к энергии источника.

Возле Кипящего Котла ведущий рассказывает исполнителю роли Одина о месте этого источника в истории мироздания и спрашивает его, что он хотел бы получить от источника. Вопрос может быть общим, но может быть задан и в контексте личных проблем участника. Когда цели сформулированы, перед участником встает задача договорить с Нидхеггом и змеями, чтобы они его не покусали. Переговоры ведутся непосредственно (то есть Нидхегг и змеи спонтанно отвечают Одину из ролей) или с обменом ролями. В первом случае работа больше напоминает тренинговый формат, во втором случае акцент переносится на терапевтическую составляющую действия. В формате индивидуальной работы обмен ролями обязателен. Купание можно инсценировать по-разному, например, с помощью известного упражнения «Свечка», когда несколько участников встают в тесный круг и поддерживают раскачивающегося в центре расслабленного протагониста (желательно, чтобы круг состоял из женщин).

Для переговоров и принесения жертвы у источника Мимира я использую модифицированную технику «Волшебный магазин». Так же, как и в случае с Кипящим Котлом, протагонисту нужно сначала объяснить, где он очутился, рассказать про Мимира, сообщить ему, что перед ним – источник мудрости и памяти, и осведомиться, какая именно мудрость ему нужна. Для получения желаемого нужно принести жертву. Формальной жертвой является глаз, но ведущий должен выяснить, чем в действительности готов пожертвовать участник. В общем виде формула выглядит так: «Отдавая глаз, я жертвую ... (психологическое качество), чтобы получить ... (желаемое)». Торг, который ведет Имир с помощью ведущего, имеет целью выяснить, действительно ли искомая мудрость необходима протагонисту и то, насколько адекватна жертва. После того, как Один и Мимир ударят по рукам, Один получает возможность испить из источника, и в знак принесенной жертвы ему завязывают глаз. При этом ведущий дает участнику инструкцию в дальнейшем периодически переключать свое внимание с происходящего на сцене на образы внутреннего мира.        

Для инсценизации главной жертвы Одина я использую несколько техник, заимствованных из разных терапевтических школ.

Техника доверительного падения. Участник, играющий роль Одина, становится спиной к группе на возвышении. Если структура Иггдрасиля воссоздана вертикально, то он находится на уровне Мидгарда. Ведущий просит его закрыть глаза и представить себя пригвожденным копьем к Мировому Древу. Вопросы ведущего: Как давно ты здесь висишь? Что ты видишь? Что ты чувствуешь? Участник не должен отвечать на эти вопросы, ведущий должен очень внимательно следить за мимикой протагониста, чтобы быть уверенным, что он переживает соответствующие образы. Затем хор начинает обратный отсчет от девяти до единицы. Считать нужно медленно. Когда отсчет закончен, участник падает спиной назад на руки поддерживающих его участников группы.

Эта техника позволяет преодолеть страх падения и почувствовать уверенную и заботливую поддержку группы, чем подчеркивается юнгианское понимание жертвы Одина как вхождение в материнские объятия. Ее очень любят подростки, воспринимающие ее как вызов или испытание смелости, как правило, большая часть группы в этот момент изъявляет желание побыть Одином. (Кстати, впервые я увидел эту широко известную технику на тренинге личностного роста для подростков, разработанном А.Г. Лидерсом). Выполнение этой техники требует соблюдения мер безопасности, ее не рекомендуется использовать, если протагонист – пожилой человек или человек, страдающий сердечными заболеваниями.

Следующая техника – так же техника падения разработана А. Лоуэном; она использовалась и для преодоления того эмоционального состояния, которое он называл «подвешенностью». Вот как сам Лоуэн описывает это упражнение: «Я кладу тяжелое сложенное одеяло или мат на пол и прошу пациента встать перед ним так, чтобы при падении он приземлился бы на одеяло. Человек не может причинить себе боль при этом упражнении, никто никогда не ушибался... Затем я прошу его перенести массу тела на одну ногу, у которой полностью согнуто колено. Другая нога слегка касается пола и используется только для равновесия. Указания очень просты. Человек должен стоять в этом положении, пока не упадет, но он не должен давать себе упасть. Сознательное опускание тела не является падением, пока человек контролирует снижение. Чтобы добиться эффективности падение должно быть непроизвольным. Если имеется установка держать позу, то падение будет представлять освобождение тела от сознательного контроля. Так как большинство людей боятся потерять контроль над своим телом, то это само по себе пробуждает беспокойство».  Перед упражнением проводится такая же медитация, как и в предыдущем упражнении; ведущий дает протагонисту инструкцию в процессе выполнения упражнения сохранять образы медитации.

По мнению Лоуэна, это упражнение позволяет преодолеть состояние подвешенности и страх падения, которое, в зависимости от типа клиента может ассоциироваться со страхом одиночества, страхом неудачи, потерей поддержки или угрозой гордости. Правильное выполнение этого упражнения сопровождается сильной болью в согнутой ноге. Хотя эта боль уместна в контексте одинической жертвы, это упражнение может вызвать протест у некоторых участников.

В индивидуальной терапии для проработки тем, связанных с жертвой Одина, я иногда использую заменяющий Иггдрасиль образ горы из арсенала имаготерапии.  Техника медитативной работы с мотивом горы включает в себя следующие составляющие: рассматривание и точное описание горы издалека, подъем в гору, описание открывающейся с вершины горы панорамы и спуск с горы. В принципе, было бы логично медитировать непосредственно на образ Иггдрасиля, однако имаготерапевтическая техника подкупает своей апробированностью. С точки зрения символизма, образы горы и Мирового Древа взаимозаменяемы. В контексте жертвоприношения Одина акцент здесь ставится на панорамное видение себя и своей жизни.

В качестве домашнего задания как на группах, так и в индивидуальной терапии я использую упражнение Ф. Перлза на обострение ощущения тела. Инструкция: «Попробуйте сначала обращать внимание только на внешние события — визуальные объекты, звуки, запахи, — но без подавления других переживаний. Теперь по контра­сту, сосредоточьтесь на внутренних процессах — образах, физических ощущениях, мышечных напряжениях, эмоциях, мыслях. Теперь попробуйте дифференцировать эти раз­личные внутренние процессы, сосредоточиваясь на каждом из них так полно, как только вы можете: на образах, на мышечных напряжениях, и т. п. Следите при этом, если удается, за всеми возникающими объектами, действиями, может быть, драматическими сценами, компонентами которых они являются». Выполняя это упражнение, нужно все время проговаривать про себя «сейчас я сознаю, что...» Несмотря на внешнюю простоту, это очень сильное упражнение, позволяющее укрепить контакт с реальностью. По своему действию оно подобно упражнению в падении по Лоуэну, но, будучи растянутым во времени, позволяет закрепить достигнутый результат. 

Гадание на рунах – это искусство, требующее совершенного знания рунической системы. Поскольку у меня такого знания нет, то гадание в моем исполнении представляет собой дилетантскую интерпретацию рун согласно табличным значениям. Значения рун согласно Елене Прудиус приведены в приложении.

Техника «Руническая психодрама» спонтанно родилась на конференции по сказкатерапии в соавторстве с Е. Прудиус.

Как и в любой психодраме, работа начинается с выбора протагониста и заключения контракта. Обязательными участниками рунической психодрамы являются норны. Протагонист выбирает норн и дубля из числа участников группы и строит из них скульптурную композицию, отражающую его понимание проблемы. Затем он последовательно занимает место Урд, Верданди и Скульд и вытягивает из мешочка три руны, что символизирует вырезание рун норнами. Ведущий объясняет ему значение рун (или дает прочитать заранее заготовленный текст), после чего протагонист из ролей норн озвучивает текст, обращаясь к своему дублю. Текст должен быть не просто повторен, а соотнесен с заявленной проблемой, в чем директор должен помочь протагонисту. Из роли Урд текст произносится в прошедшем времени, из роли Верданди – в настоящем, из роли Скульд – в будущем времени. Последующая работа проводится в режиме психодрамы с использованием образов, встречающихся в интерпретации рун.  


Copyright Леонид Огороднов © 2017