Мифодрама - Психология валькирии. Ролевой анализ мифа о Брюнхильд

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск





Четверг, 23.03.2017, 19:23
Приветствую Вас Гость | RSS
МИФОДРАМА
сайт Леонида Огороднова
Главная | Регистрация | Вход
Психология валькирии. Ролевой анализ мифа о Брюнхильд



Следующая сцена – ссора двух королев. В течение некоторого времени Брюнхильд с Гуннаром и Гудрун с Сигурдом мирно уживаются под одной крышей в доме конунга Гьюки. Влюбленная Женщина надежно подавлена, Брюнхильд целиком отдалась исполнению роли Послушной Жены при Самом Сильном Муже.

Гудрун в этой сцене выступает как Открывающая Глаза. Эта роль – отголосок Внутреннего Аналитика. К коупиноговым она относится потому, что Гудрун действует не в интересах Брюнхильд, как в свое время Сигурд, а в своих собственных, стараясь навредить Брюнхильд. Положительным ее аспектом является возможность преодолеть обман, увидеть правду.

Гуннар перестает быть Самым Сильным Мужем, на эту роль вновь претендует Сигурд, но он ей недоступен. Отсюда возникает роль Обманутой Женщины.

Роль Послушной Жены при Самом Сильном Муже распадается на две: Обманутой Женщины и Бессильной воительницы. Вновь возникает роль воительницы, но на этот раз это Бессильная Воительница - сила уже отнята униженным положением Послушной Жены, опасения Опасающейся Воительницы оправдались.

Из роли Обманутой Женщины вырастает дисфункциональная роль Яростной Мстительницы, которая постепенно становится стабильной. Из мифа видно, как эволюционирует эта роль. Брюнхильд обращает свой бессильный гнев сначала на Гудрун, затем на Гримхильд, потом пытается убить Гуннара. Но поскольку возможностей для мести нет (воительница бессильна), Брюнхильд впадает в роль, которую я назвал Депрессивная Валькирия. Эта роль содержит в себе и бушующий гнев Яростной Мстительницы, и отчаяние Бессильной Воительницы.

         Заключительная сцена, которую мне хотелось бы проанализировать как с точки зрения внутренних, так и коммуникативных ролей – последний разговор Сигурда и Брюнхильд.

Таблица 6. Ссора двух королев

 

Последний разговор Брюнхильд и Сигурда

Сигурд вышел и нашел покой незапертым.

Он думал, что она спит, и стянул с нее покрывало и молвил:

— Проснись же, Брюнхильд. Солнце сияет по всему дому, и довольно спать. Отбрось печаль и предайся радости.

Она молвила:

— Что это за дерзость, что ты являешься ко мне? Никто не обошелся со мной хуже, чем ты, при этом обмане.

Оптимистичный инициатор радости -> Агрессивный обвинитель

Сигурд спрашивает:

— Почему не говоришь ты с людьми, и что тебя огорчает?

Брюнхильд отвечает:

— Тебе я поведаю свой гнев.

Заботливо спрашивающий  -> Пассивный обвинитель

Сигурд молвил:

— Околдована ты, если думаешь, что я мыслю на тебя зло. А Гуннар — твой муж, которого ты избрала.

— Нет! — говорит она. — Не проехал Гуннар к нам сквозь огонь и не принес он мне на вено убитых бойцов. Дивилась я тому человеку, что пришел ко мне в палату, и казалось мне, будто я узнаю ваши глаза, но не могла я ясно распознать из-за дымки, которая застилала мою хамингью.

Защищающийся с перекладыванием ответственности -> Отказывающаяся принять ответственность

Сигурд говорит:

    Не лучшие мы люди, чем сыны Гьюки.

Брюнхильд отвечает:

—Ты, Сигурд, победил змея и проехал сквозь огонь ради меня, а не сыны Гьюки-конунга.

Убеждающий, что все нормально ->à Отазывающаяся верить

Сигурд отвечает:

— Не был я твоим мужем, ни ты — моей женой, и заплатил за тебя вено славный конунг.

Брюнхильд отвечает:

— Никогда не смотрела я на Гуннара так, что сердце во мне веселилось, и злобствую я на него, хоть и скрываю пред другими.

Убеждающий, что все нормально -> Отазывающаяся верить

— Это бесчеловечно, — сказал Сигурд, — не любить такого конунга. Но что всего больше тебя печалит? Кажется мне, что любовь для тебя дороже золота.

Брюнхильд отвечает;

— Это — самое злое мое горе, что не могу я добиться, чтобы острый меч обагрился твоею кровью.

Журящий обвинитель -> Бессильный агрессор

Сигурд отвечает:

— Не говори так! Недолго осталось ждать, пока острый меч вонзится мне в сердце, и не проси ты себе худшей участи, ибо ты меня не переживешь, да и мало дней жизни осталось нам обоим.

Брюнхильд отвечает:

— Ни малой беды не сулят мне твои слова, ибо всякой радости лишили вы меня своим обманом, и не дорожу я жизнью.

Напоминающий о смерти ->à Безнадежно смелая фаталистка

Сигурд отвечает:

— Живи и люби Гуннара-конунга и меня, и все свое богатство готов я отдать, чтобы ты не умерла.

Брюнхильд отвечает:

— Не знаешь ты моего нрава. Ты выше всех людей, но ни одна женщина не так ненавистна тебе, как я.

Утешающий -> Обвиняющая

Сигурд отвечает:

— Обратное — вернее: я люблю тебя больше себя самого, хоть я и помогал им в обмане, и теперь этого не изменишь. Но всегда с тех пор, как я опомнился, жалел я о том, что ты не стала моей женой; но я сносил это, как мог, когда бывал в королевской палате, и все же было мне любо, когда мы все сидели вместе. Может также случиться, что исполнится то, что предсказано, и незачем о том горевать.

Брюнхильд отвечает:

   Слишком поздно вздумал ты говорить, что печалит тебя мое горе; а теперь нет нам исцеления.

Оправдывающийся фаталист ->  Опустившая руки фаталистка

Сигурд отвечает:

— Охотно бы я хотел, чтоб взошли мы с тобой на одно ложе, и ты стала моей женой.

Брюнхильд отвечает:

— Непристойные твои речи, и не буду я любить двух конунгов в одной палате, и прежде расстанусь я с жизнью, чем обману Гуннара-конунга. Но ты вспомни о том, как мы встретились на горе той и обменялись клятвами; а теперь они все нарушены, и не мила мне жизнь.

Предлагающий компромисс -> Агрессивно отказывающаяся от компромисса

— Не помнил я твоего имени, — сказал Сигурд, — и не узнал тебя раньше, чем ты вышла замуж, — ив этом великое горе.

Тогда молвила Брюнхильд:

— Я поклялась выйти за того, кто проскачет сквозь полымя, и эту клятву я хотела сдержать или умереть.

Оправдывающийся -> Нажимающая

— Лучше женюсь я на тебе и покину Гудрун, лишь бы ты не умерла, — молвил Сигурд, и так вздымалась его грудь, что лопнули кольца брони.

— Не хочу я тебя, — сказала Брюнхильд, — и никого другого.

Сдающийся -> Отказывающаяся принять капитуляцию

 

Итак, в целом, коммуникативные роли выглядят так: 

(1) Оптимистичный инициатор радости (С) -> Агрессивный обвинитель (Б) -> (2) Заботливо спрашивающий (С)  -> Пассивный обвинитель (Б) -> (3) Защищающийся с перекладыванием ответственности (С) -> Отказывающаяся принять ответственность (Б) -> (4а) Убеждающий, что все нормально (С) -> Отазывающаяся верить (Б) -> (4б) Убеждающий, что все нормально (С) -> Отазывающаяся верить (Б) -> (5) Журящий обвинитель (С) -> Бессильный агрессор (Б) -> (6) Напоминающий о смерти (С) -> Безнадежно смелая фаталистка (Б) -> (7) Утешающий (С) -> Обвиняющая (Б) -> (8) Оправдывающийся фаталист (С) ->  Опустившая руки фаталистка (Б) -> (9) Предлагающий компромисс (С) -> Агрессивно отказывающаяся от компромисса  (Б) -> (10) Оправдывающийся (С) -> Нажимающая (Б) -> (11) Сдающийся (С) -> Отказывающаяся принять капитуляцию (Б).

Сигурд в различных, преимущественно манипулятивных формах пытается убедить Брюнхильд в том, что ничего страшного не произошло, возродить роль Послушной Жены при Самом Сильном Муже. Особенно отчетливо это проявляется в его попытках показать (шаги 4а, 4б), что Гуннар – ничем не худший конунг, чем он сам. Но вместо того, чтобы активизировать желаемую роль, действия Сигурда усиливают сопротивление«Депрессивной Валькирии (реакции Брюнхильд с 1 по 5).

В шагах 6 и 8 проявляется фатализм обоих героев. Дело в том, что как Сигурд, так и Брюнхильд изначально знают свою судьбу – Сигурд в юности ее предсказал его дядя, а Брюнхильд знает будущее как валькирия. Психологическая интерпретация всеведения Сигурда остается за рамками этой статьи. Что касается Брюнхильд, то ее фатализм вызван тем, что она все-таки нарушила волю Одина – вышла замуж не за Самого Сильного Мужа, и наказание теперь неизбежно.

Здесь во внутренней ролевой картине Брюнхильд вновь проявляется теперь уже дисфункциональная роль Верной Долгу. Дисфункциональной она стала потому, что Брюнхильд понимает долг не как выполнение принятых на себя обязательств, а как безусловное долженствование Одину. Она продолжает искупать свою «вину» перед ним.

Начиная с 9 шага Сигурд меняет тактику и пытается теперь воззвать к роли Влюбленной Женщины, но эта роль уже растворена в других, дисфункциональных ролях. В этой сцене Брюнхильд нигде не говорит о своей любви, лишь упоминает, что Сигурд «выше всех» (Самый Сильный Муж). Вместо Влюбленной Женщины Сигурд встречается с Верной Долгу, и, начиная с этого момента Яростная Мстительница освобождается от сковывающего ее бессилия. Брюнхильд принимает решение погубить Сигурда, обретает цель. Яростная Мстительница становится Целенаправленной Мстительницей.  (Напомню читателю, что ярость, в отличие от агрессии, нецеленаправлена).

Дальнейшее становится делом техники Внутреннего (а теперь уже и внешнего) Манипулятора. После смерти Сигурда для Брюнхильд не остается надежды встретиться с Самым Сильным Мужем (Лишенная Надежды Фаталистка) и роль Верной Долгу принуждает ее к самоубийству (второй укол сонным шипом оказывается смертельным).     

Таблица 7. Последний разговор Брюнхильд с Сигурдом

 

Я закончил ролевой анализ мифа. Теперь мне кажется целесообразным рассмотреть социальный атом Брюнхильд – это поможет нам понять специфику и ограничения ее ролевого репертуара.


Я закончил ролевой анализ мифа. Теперь мне кажется целесообразным рассмотреть социальный атом Брюнхильд – это поможет нам понять специфику и ограничения ее ролевого репертуара.

Социальный атом Брюнхильд

Напомню, что классический социальный атом Морено делится на три зоны, в зависимости от эмоциональной близости к людям, в него входящим. Текст мифа не дает возможности точно определить степень эмоциональной близости. Можно догадываться, что Один, Будли, Хеймир, (положительное отношение), Гримхильд (отрицательное отношение), Сигурд, Гуннар и Гудрун (амбивалентное отношение) находятся ближе к ядру социального атома, чем остальные персонажи, но это только догадки. Поэтому я не стал делить социальный атом Брюнхильд на зоны, а просто охарактеризовал входящих в него людей и те роли, которые они играют. Брюнхильд, соответственно, остается либо идентифицироваться с этими ролями, либо «пристраиваться» к ним, продуцируя комплиментарные роли.

Один. Верховный бог скандинавского пантеона, покровитель валькирий. Отношения с ним носят характер «Отец - Дочь», предполагая либо безусловное подчинение, либо наказание за непослушание. Роли: «Сильный покровительствующий отец», «Сильный наказывающий отец».

Будли.  «Земной» отец Брюнхильд, во многом дублирующий действия Одина. Можно охарактеризовать как властного отца. Так же требует безусловного послушания, также грозит лишением своего расположения за непослушание. Роли – те же.

Атли. Брат. Историки считают, что имеется в виду гуннский вождь Атилла, известный своей жестокостью (само имя «Атли» означает «грубый»). Психологические характеристики – те же, что и у отца.

Бекхильд. Сестра. Прямо противопоставляется Брюнхильд как образец женственности. Она «звалась Бекхильд, потому что оставалась дома и училась рукоделию, а Брюнхильд носила шлем и броню и ходила в бой, и поэтому прозвали ее Брюнхильд». («Бекхильд» означает «скамья битвы», «Брюнхильд» – «шлем битвы»). Потенциально может порождать роль «Счастливой жены» в противовес «Послушной жене». Но в саге ничего не говорится об отношениях между сестрами.

Хеймир. Муж Бекхильд, воспитатель Брюнхильд. У скандинавов было принято отдавать детей на воспитание знатным людям, видимо, так поступили и с Брюнхильд. У Брюнхильд с Хеймиром близкий эмоциональный контакт, именно к нему она идет советоваться по поводу замужества, ему оставляет на воспитание свою дочь. Хеймир расположен по отношению к Брюнхильд, но бессилен оказать ей действенную помощь. На мой взгляд, олицетворяет любящего, но бессильного отца. Советует сдержать данное Гуннару слово, несмотря на ее сомнения. Роли: «Благорасположенный советчик», «Бессильный друг», «Манифестатор долга».

Гуннар. Муж Брюнхильд. Сигурд не раз указывает, что Гуннар – достойный муж для Брюнхильд, но она отказывается этому верить. Пока она видит в нем «самого-самого» героя, она может быть при нем «Счастливой женой». Когда его героизм развенчан, он становится презираемым и ненавидимым «не конунгом» и «не витязем», и Брюнхильд вынуждена вновь стать валькирией. Хотя является побратимом  Роли: «Любящий муж», «Муж - герой», «Развенчанный герой», «Соучастник убийства».

Гудрун. Сестра Гуннара, соперница Брюнхильд в борьбе за Сигурда. В истории Брюнхильд играет важную роль: во-первых, она жена Сигурда; во-вторых, она открывает Брюнхильд глаза на обман; в-третьих она пытается примирить всех, именно она отправляет Сигурда на последний разговор с Брюнхильд. По ходу действия отношения с Брюнхильд меняются: сначала она отправляется к Брюнхильд за советом, потом они дружат, потом соперничают, потом открытая вражда переходит в скрытую. Роли: «Удачливая соперница», «Открывающая глаза», «Миротворец».

Хёгни. Брат Гуннара, побратим Сигурда. В течение всей истории сохраняет нейтралитет, но в целом действует в интересах Гуннара. Уговаривает Гуннара согласиться на то, чтобы Готторм убил Сигурда. Главная роль: «Убийца советом».

Готторм. Единственное деяние – убийство Сигурда. Роль: «Убийца рукой».

Гьюки. Отец трех братьев и Гудрун. Участия в действии не принимает.

Гримхильд. Жена Гьюки. Характеризуется как волшебница. Подает дурманный мед Сигурду, помогает им с Гуннаром поменяться обличьями. Действует в интересах детей. Для Брюнхильд могла бы стать образцом женской мудрости, но Брюнхильд воспринимает ее как «свекровь-ведьму» и в конце проклинает. Роли: «Заботливая мать», «Коварная волшебница», «Мудрая женщина».

Агнар. Первая любовь Брюнхильд, ради которого она идет против воли Одина. Похищая одежду, вынуждает Брюнхильд взять его под покровительства. Роль: «Нуждающийся в помощи», «Шантажист».

Сигурд.  Отношение Брюнхильд к Сигурду меняется от восхищения и любви до ненависти. Столь же разнообразен и его ролевой репертуар: «Самый храбрый герой», «Аналитик», «Восхищенный ученик», «Влюбленный», «Ретивый ухажер», «Любовник», «Жених»,  «Клятвопреступник по неведению», «Незадачливый миротворец», «Жертва мести».

Давайте рассмотрим, как развивались внутренние роли Брюнхильд.

При взгляде на таблицу видно, как роли из категории функциональных перемещаются в область коупинговых и дисфункциональных. В последней сцене все роли дисфункциональны.

Сильная воительница после конфликтов с Послушной Женой и Влюбленной Женщиной растворяется в роли Послушной Жены при Самом Сильном Муже, затем превращается в Бессильную Воительницу и Яростную Мстительницу, затем – в Яростную Мстительницу, и как результат – в Мертвую Валькирию.

Влюбленная Женщина после конфликта с Сильной Воительницей начинает сомневаться в своем  решении, потом, после коупингового решения становится Счастливой Женой при Самом Сильном Муже, а когда такое решение оказывается иллюзорным, растворяется в Послушной Жене, чтобы больше не возвращаться («Не хочу я тебя и никого больше»).

Роль Жены проходит следующие метаморфозы: сначала Послушная Жена, как возможная коупинговая роль (в ситуации, когда нужно согласовать требования Влюбленной Девушки и Наказывающего отца) конфликтует с Сильной Воительницей. Затем они изобретают собственный коупинг в виде Счастливой Жены при Самом Сильном Муже. После того, как вместо Сигурда (объекта влюбленности и, соответственно, условия счастья) появляется Гуннар, Счастливая Жена становится Послушной Женой. Когда распадается связка Послушная Жена и Самый Сильный Муж, Брюнхильд отказывается от роли Жены и мстит за то, что была вынуждена ее исполнять («...теперь не хочу я иметь двух мужей в одной палате. И должен теперь умереть или Сигурд, или ты (Гуннар. - ЛО), или я...»).

Послушная Дочь как функциональная роль сначала становится коупинговой (в разговоре с Будли о замужестве), а затем превращается в роль Верной Долгу, которая, в свою очередь, становится дисфункциональной.

Дисфункциональная роль Внутреннего Манипулятора рождается из отношений с Сильным Покровительствующим Отцом, Одином.   Один манипулирует, склеивая «Послушание» и «Силу» - «если будешь послушной, будешь сильной»; «если не будешь послушной, будешь слабой».  В дальнейшем уже Внутренний Манипулятор Брюнхильд требует, чтобы ее избранник уподобился Одину (стал Самым Сильным),сделал Жену послушной и обеспечивал ее силой , отказывая ей в возможности обладать собственной силой. Кроме того, Внутренний манипулятор перекрывает Брюнхильд возможность получать силы из таких мощных источников, как женственность и любовь (Влюбленная Женщина), ассоциируя их со слабостью и подчиненностью.  

Жизненные ситуации женщин с «комплексом валькирии» могут быть разными в зависимости от обстоятельств и степени развития процесса. Обязательным условием наличия «комплекса валькирии» является фиксация на фигуре отца.

Женщина с этим комплексом привязана к отцу. Даже если клиентка не считает отца сильным в момент обращения к терапевту, в ее воспоминаниях можно найти то время, когда он был героем. Часто такие отцы удерживают своих взрослых дочерей в психологической зависимости, манипулируя собственной беспомощностью и заставляя их тем самым самим принимать роль «Покровительствующего отца».

Вторым важным элементом «комплекса валькирии» является отсутствие фигуры матери как модели женского поведения (напомню, что в социальном атоме Брюнхильд нет фигуры матери). Разумеется, это условие не предполагает физического отсутствия матери, реальная мать может быть властной, покорной или манипулятивной – важно, что она отвергается как модель для полоролевой идентификации. Более того, по моим наблюдениям, реальная мать, как правило, усиливает роль Внутреннего Манипулятора.

Если «валькирии» успешны в социальной жизни (Сильная Воительница), то имеют проблемы в отношениях с сексуальными партнерами и партнерами по браку, поскольку подавляют в себе влияние Влюбленной Женщины. В крайних случаях дело доходит до отказа от секса (Послушная Дочь). Одна из моих клиенток, преуспевающая бизнес-леди, к 35 годам имела опыт лишь нескольких случайных половых связей. Несмотря на то, что либидо не было снижено (ей снились эротические сны, она хорошо «разогревалась» на секс, то есть роль Женщины была доступна), при половом акте возникали непроизвольные сокращения влагалища и половой акт доставлял ей болезненные ощущения. Есть взять метафору из мифа, она так и оставалась в мышечной «броне». Действительно, трудно заниматься сексом в полном боевом вооружении.   

Брак в этом случае рассматривается как зависимость. Если «валькирия» вступает в брак, то либо отказывается от социальной активности (Послушная Жена при Сильном Муже), либо игнорирует мужа, целиком отдаваясь профессиональной деятельности (то есть не принимает на себя внутреннюю роль Жены).

Психотерапевтические стратегии работы с «комплексом валькирии» можно свести к трем направлениям. Во-первых, нужно сепарировать клиентку от отца; во-вторых, - налаживать контакт с материнской фигурой (не обязательно с реальной матерью, хотя опыт показывает, что после успешной работы в этом направлении отношения с реальной материю улучшаются); в-третьих, нужно вводить и усиливать роль Внутреннего Аналитика в противовес Внутреннему Манипулятору. Задача Внутреннего Аналитика, как мы помним, отделить Женщину от доспехов. Девиз такой работы выразила на группе одна из моих клиенток: «Женщина может быть успешной, оставаясь при этом женщиной».

 

Литература:

Беофульф. Старшая Эдда. М.: Художественная литература, 1975.

Морено Я. Психодрама. М., 2001.

Мировое Древо Иггдрасиль. Сага о Вёльсунгах. М., 2002

Стурлуссон Снорри. Младшая Эдда. М., 1994.

Огороднов Леонид Михайлович – психолог, психодраматерапевт, член Британской Психодраматической Ассоциации. E-mail: logorodnov@mail.ru



Copyright Леонид Огороднов © 2017