Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск





Пятница, 23.06.2017, 18:32
Приветствую Вас Гость | RSS
МИФОДРАМА
сайт Леонида Огороднова
Главная | Регистрация | Вход
Глава 9.3


Поединок Тора и Ёрмунганда

У Снорри этот поединок описан кратко: «Тор умертвил Мирового Змея, но, отойдя на девять шагов, он падает наземь мертвым, отравленный ядом Змея», однако его значение, как мифологическое, так и психологическое, велико. Как я уже говорил, оба – и Тор, и Мировой Змей, - символизируют границу между хаосом и порядком. Мировой Змей лежит в океане, обернувшись вокруг суши и кусая себя за хвост – он отделяет землю от воды, стихию от упорядоченного, являясь при этом существом хтоничским, порождением хаоса. Тор занят истреблением великанов, его задача – не пустить их за ограду, отделяющую мир людей и богов (Асгард и Мидгард) от мира ётунов  (Утгард).

Встреча Тора и Ёрмунганда  в Рагнарёк – третья по счету. Тор уже пытался поднять Мирового Змея в образе кошки. В другой раз он едва не поймал его на рыбалке, но Змей ушел с помощью великана. С мифологической точки зрения борьба бога-громовника со змеем (драконом) – распространенный мотив, как правило, эта борьба заканчивается потопом. С психологической точки зрения маниакальное стремление Тора уничтожить охраняемую им границу нужно понимать как описанную Юнгом «инфляцию Эго» («расширение личности за пределы границ индивидуального в результате идентификации с архетипом»). Так или иначе, Тор добивается своего и уничтожает существующие границы. Как и в случае с Одином, это означало бы психоз, если бы сыновья Тора Моди и Магни не подняли молот Мьёлльнир, тем самым обеспечивая возможность установить новые границы.

Поединок Хеймдалля и Локи.

Описание этого поединка также очень кратко: «Локи сражается с Хеймдаллем, и они убивают друг друга». Попробуем разобраться, что означает это противоборство.

Хеймдалль – страж богов и людей, он охраняет мост Биврест, соединяющий небо и землю. Под именем Рига он ввел классовые различия между людьми. Как «сын девяти матерей» (девяти миров Иггдрасиля) Хеймдалль является персонификацией Мирового Древа. Однако эти его функции не противопоставляют Хеймдалля Локи.

Это противопоставление станет понятнее, если рассматривать Хеймдалля как «светлую» ипостась Одина (один из его кеннингов - «белый ас»), а Локи -  как «теневую» ипостась верховного бога. В этом смысле поединок Локи и Хеймдалля – это логическое продолжение перебранки Локи с богами, когда Локи пытался расшатать единство сообщества асов, указывая на противоречивость исповедуемых ими ценностей. Если поединки Одина с Волком и Тора со Змеем – это борьба с «внешним» врагом (неосознанными влечениями), то противостояние Хеймдалля и Локи указывает на внутреннюю противоречивость осознанной системы убеждений. После гибели обоих богов не остается их наследников – старая система разрушена, новое поколение богов построит новую систему.

Приведу пример из рационально-эмотивной терапии (РЭТ) по Альберту Эллису. Согласно РЭТ, психологические проблемы человека возникают под воздействием иррациональных убеждений. Неприятные эмоции вызываются не внешним воздействием, а способом их восприятия. Эти убеждения, во-первых, алогичны, во-вторых, не соотносятся с действительностью, и в-третьих, противоречат собственным целям человека. Задачей терапевта является выявить эти убеждения (они не всегда явны) и преобразовать их в рациональные (логичные, реальные, целесообразные). Если новое убеждение принимается на эмоциональном уровне, то задача терапии считается выполненной. Рагнарёк (разрушение иррациональных убеждений) и возрождение мира (переход к рациональным убеждениям) в исполнении РЭТ выглядит примерно так. В любом иррациональном убеждении в том или ином виде содержится долженствование: «Я (ты, они) должен…., а иначе…….(катастрофа)». Терапевт выявляет это убеждение и с помощью конфронтирующих вопросов приводит клиента к тому, что «должен» заменяется на «хочу»: «Мне хотелось бы, чтобы….., если этого не произойдет, будет неприятно, но жить можно». РЭТ-терапевт не интересуется бессознательным клиента, он занят только его убеждениями, которые либо осознаны, либо могут быть осознаны в ходе сократического диалога. Именно таким способом и пытается действовать Локи.

Сыны Муспелля

"Творение наоборот", как называл Рагнарек Е.М. Мелетинский, завершает появление "сынов Муспелля" и их предводителя Сурта.

Если обитатели Хель и великаны выступают относительно единым фронтом (об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что и теми и другими предводительствует Локи), то третья сила, выступающая против асов, сыны Муспелля, действует самостоятельно. Это обстоятельство подчеркивается в "Младшей Эдде": "В этом грохоте раскалывается небо, и несутся сверху сыны Муспелля. Сурт скачет первым, а впереди и позади него полыхает пламя. Славный у него меч: ярче свет от того меча, чем от солнца. Когда они скачут по Биврёсту, рушится этот мост, как уже говорилось. Сыны Муспелля достигают поля, что зовется Вигрид. Туда же прибывают и Фенрир Волк с Мировым Змеем. Локи тоже там, и Хрюм, а с ним все инеистые великаны. За Локи же следуют спутники Хель. Но сыны Муспелля стоят особым войском, и на диво светло то войско".

Отдельное положение войска сынов Муспелля можно объяснить их особой задачей - уничтожить не только асов, но само мироздание. Хаос для них - не недифференцированное единство, как для великанов, но пустота, подобная Зияющей Бездне, существовавшей до начала творения.

Нам мало известно о сынах Муспелля, мы не знаем даже, кто такой Муспелль. Нам известно, что Муспелльхейм - это огненный мир, где "все горит и пылает" и что туда нет входа никому, кто не оттуда родом. Деяния сынов Муспелля в Рагнарек исчерпываются обрушением моста Биврест, тем самым разрывается связь между небом и землей. Кроме того, предводитель огненных великанов Сурт вступает в поединок с Фрейром. 

Поединок Фрейра и Сурта

"Фрейр бьется в жестокой схватке с Суртом, пока не падает мертвым. А погубило его то, что нет при нем доброго меча, отданного Скирниру". В "Поездке Скирнира" ("Ст.Эдда")  рассказывается о том, как Фрейр с престола Одина увидел прекрасную великаншу Герд, и так возжелал обладать ею, что отдал свой меч Скирниру, который доставил к нему прелестницу. Один, комментируя схватку Фрейра с великаном Бели, так отзывается о потере меча: "Невелико дело была та схватка с Бели, Фрейр мог убить его и кулаком. Но настанет час, пойдут войною сыны Муспелля, и тогда вот бедою покажется Фрейру, что нету у него меча".

Итак, исход схватки Фрейра и Сурта предрешен с самого начала, он обусловлен авантюрными приключениями самого Фрейра. Променяв свою боеспособность на эротическое наслаждение, Фрейр выходит на битву безоружным. Примечателен тот факт, что именно Фрейр выходит на поединок с Суртом. Фрейр, которому "подвластны дожди и солнечный свет, а значит, и плоды земные", и которого "хорошо молить об урожае и о мире", является богом плодородия и мужской сексуальности (его изображали с огромным фаллосом). Казалось бы, безоружный бог, променявший меч на жену, бог, которого "хорошо молить о мире" меньше всего подходит на роль спасителя мироздания в битве с огненным великаном.

Действительно, на роль спасителя Фрейр не годится. Но если представить Фрейра как жертву, приносимую богами неподвластным им силам ради возрождения мира, то все становится на свои места.

Поединок иссушающего солнца (огненный великан) и беззащитной земли (Фрейр родом из ванов, богов земли, ему подвластны "плоды земные") может закончиться засухой. Однако если земля сохранила семена растений, они возродятся и вновь дадут плоды. Вот как Елена Прудиус описывает руну, посвященную Фрейру: «Получая руну, мы можем быть уверены, что завершается некий важный период, нечто уходит в прошлое, как прошлогодний лист в землю при весенней пахоте. Важно без сожаления и с благодарностью отпустить это нечто. И у вас есть карт-бланш для начала нового периода. Вы можете начать жизнь с чистого листа, освободив место от всего старого».

С психологической точки зрения, Сурт символизирует угрозу потери смысла, а в пределе - угрозу полного распада личности. Встретившись с такой угрозой, человек имеет единственную возможность сохранить себя -  измениться, пожертвовав "плодами" предшествующей кризису жизни. Известная актриса, неожиданно уходящая в монахини; успешный бизнесмен, бросающий свой бизнес ради занятий живописью; подросток, отказывающийся от материальной поддержки родителей ради свободы, - все эти люди приносят жертву, необходимую для того, чтобы обрести утраченный смысл существования. (Согласно советским учебникам, Н.В. Гоголь сжег второй том "Мертвых душ", находясь в состоянии умопомрачения. На самом деле, это был тяжелый религиозный опыт - приобщаясь к церкви, Николай Васильевич был вынужден отказаться от самоидентификации "я - писатель").

Вернемся к мифу. Победив Фрейра, Сурт "мечет огонь на землю и сжигает весь мир". Этой короткой фразой Снорри завершает повествование о приключениях богов скандинавского пантеона и переходит к описанию возрожденного мира. Прежде чем перейти к нему вслед за Снорри, мне хотелось бы проиллюстрировать гибель мира собственным сновидением:

Я лежу на спине в траве и гляжу на звезды. Одно из созвездий медленно вращается вокруг невидимой оси. Вдруг белая звездочка (она выглядит просто как точка) отрывается от других звезд и стремительно падает куда-то вправо и вниз. Я хочу загадать желание, но не успеваю - звездочка превращается в ослепительный белый конус немного неправильной формы, и этот конус с огромной силой бьет в землю примерно в полукилометре от меня. Я вскакиваю на ноги и вижу, что пышущая жаром волна земли или магмы накрывает меня. Просыпаюсь в страхе, задыхаясь.

(Ср. этот сон со строфой 57 "Прорицания вельвы":

Солнце померкло,
земля тонет в море,
срываются с неба
светлые звезды,
пламя бушует
питателя жизни,
жар нестерпимый
до неба доходит.
)

Я не стану здесь интерпретировать это сновидение, скажу только, что оно приснилось мне в период кризиса, требующего принятия жизненно важного решения.



Copyright Леонид Огороднов © 2017